Долгой ночи тебе, Фарфарелло.

Медленно закрываю глаза. Мысли... Кружась в каком-то нелепом танце, они уносят меня в глубины своего водоворота. Темнота. Подвал. Ты зажигаешь одну свечу за другой, растворяясь в одному тебе понятном ритуале. Провожу языком по губам, и во рту ощущается легкий солоноватый привкус. Кровь. Думаю о тебе. Знаю, в твоей душе холодно. О чем ты думаешь, когда лезвие ножа касается твоей кожи? Жуткая боль, которую выдержит далеко не каждое живое существо. - Живое… хех… Уродливая улыбка на секунду искривляет твои манящие губы. Резкое движенье и острие ножа вспарывает твою плоть. - Причинять… боль… Богу. Искореженный крик безумия срывается с твоих уст и где-то далеко в ночном небе от ужаса съеживается луна. И только украдкой самому себе ты признаешься в том, какое облегченье ты испытываешь в данный момент. Казалось бы, безмерные физические страдания, заставляющие содрогаться тело - но они способны заглушить боль твоего сердца. Много времени прошло, но ты все еще помнишь, и не можешь позволить себе забыть, пока не отомстишь. Сладкое чувство - неведенье. Все просто, и есть огромная, всепоглощающая вера в этот мир и окружающих тебя людей. Счастье, когда радуешься любому пустяку, и блеск твоих глаз освещает и затуманивает дорогу одновременно, храня тебя от невзгод, потерь и утрат. До крови закусываешь губу, пальцы машинально нащупывают нож, еще секунда - и ты сорвешься. Нет. Безграничный чарующий мир неведенья и счастья, когда особенно одиноко; возникает мысль вернуться туда, но это невозможно. Сердце сжимается в невыносимом, мучительном сожалении; ты падаешь на пол с диким воплем. И никто не может поверить, что так кричать может человеческое существо. Как же ты ненавидишь этот мир, этих людишек, копошащихся в своих нелепых проблемах. Ненавидишь детей с улыбками до ушей, пожирающих мороженое и визжащих при малейшем препятствии их никчемным желаниям. Обычная зависть или боль утраты, потеря того, что уже нельзя восполнить никакими силами… не все ли равно? Ты снова режешь ножом руки, и без того покрытые таинственным узором уродливых шрамов, составляющих иероглифы летописи твоей жизни. Теперь ты не такой, как все. Ты уходишь, запираешься в подвале в одиночестве… Ты? Или это люди отталкивают тебя, как бы опасаясь подцепить неведомую заразу, отгораживаясь от тебя и закрываясь нелепыми определениями. - Да он - ПСИХ… МАНЬЯК… УБЛЮДОК. Им так проще сохранить свое спокойствие и показное благочестие. Еще несколько лет назад ты вернулся бы к ним, идя навстречу распростертым объятьям и словам нежности. Но не сейчас. Теперь ты уже не веришь в возможность искренней доброты и сопереживания. Порой глупая мечта на миг овладевает твоим сознанием, но жизненный опыт в ту же секунду разрывает ее в клочья. Ты знаешь, они никогда не поймут тебя - просто потому, что никогда и не попытаются понять. Во внезапном порыве хочу прижаться к тебе, но ты никогда не позволишь этого. Отомстить им всем. Всем… некой безликой массе, в глазах которой вспыхивают искорки счастья. Куда ты пойдешь этой ночью? Очередной раз словно дикий зверь выползешь из своей норы на пьянящую в своем безумии охоту. Очередная попытка хоть на миг заставить этих тупиц почувствовать хоть крупицу твоих страданий. Видеть их униженье, мольбы о пощаде, смеяться в ответ и заставлять их сходить с ума от боли. Что может быть прекраснее? Трудно передать этот кайф, эту свободу, разливающуюся по венам, и самое главное, возможность забыться в этом восторге. - О-оо, да. Ты смакуешь каждое мгновенье. Ни любовь, ни секс на самом пике оргазма не может сравниться с этим наслажденьем. Ты закатываешь в упоении единственный глаз и облизываешь окровавленное лезвие ножа. Оттачивая с каждым днем искусство палача, ты довел его до совершенства, твои действия безупречны, и в этом ты Бог. - Бог - усмешка - Забавно. Ты ненавидишь Бога. Тогда, давно, Бог не пришел, чтобы помочь тебе, как не приходит он теперь на выручку твоим жертвам. Сотни раз тебе говорили, что Богу все равно, что ему наплевать, но ты знаешь, что это не так. Всемогущий Творец… хех, он создал этот мир, и все вокруг - часть его души, его плоть и кровь, и он чувствует каждой клеточкой боль, которую ты приносишь ему в жертву. Вечная ненависть и борьба. Сон, прерываемый кошмарами, и сердце, истекающее кровью. Казалось бы, стоит полоснуть ножом по венам - и в скором времени твои муки прекратятся, придет желанная пустота. - НЕТ. Да, я знаю, ты еще слишком многое должен успеть. Долгой ночи тебе, Фарфарелло. © 2003 Карри К.А.Э. копирование запрещено