Интермедия

Если так охота врать, что никак не выстоять, я пишу вранье в тетрадь как дневник и исповедь. И. Губерман Вообще-то случилось это все на Мальте. Хотя, может быть, на Кипре или Крите. Или где-то на Кикладах.Я точно не помню. Оказался я там скорее случайно. ...Это когда есть свободное время, есть деньги и нет никаких обязательств или определенных планов, равно как и желания ими обзавестись. Вена!!! Париж!! Амстердам!.. Женева, Прага, Будапешт, Милан... Неаполь... Рим... Афины... Вам никогда не приходило в голову, что шляться одному по незнакомому городу, в общем-то, скучновато? Ну, да, можно купить путеводитель, посетить местные достопримечательности, задумчиво или восторженно пощелкать камерой и клювом (раз двадцать за время этого турне у меня пытались увести бумажник, и раз семь это даже удалось)... Можно побывать в ночных клубах и местах менее безобидных, на всяких турнирах и боях без правил, ярмарках, выставках и фестивалях... Круто, йес... Но рано или поздно весь этот праздник жизни приедается, и после города так десятого начинаешь банально скучать. ...Когда фотографии уже не вмещаются в рюкзак, и начинаешь путаться в последовательности своего маршрута, когда приходишь к выводу, что шлюхи отличаются друг от друга только цветовой гаммой, а очередной шедевр архитектуры вызывает все более настойчивое желание его взорвать к чертям собачьим...Тогда наступает скука и даже тоска. А за ними - апатия, отвращение к себе и к жизни... В общем, ничего хорошего. ...Так о чем это я - ах, да. Мои, так сказать, каникулы меня утомили. Европа со всеми своими соблазнами и прелестями дала мне все, чего я хотел... а желания у меня, против ожиданий, оказались весьма куцыми. Причем учтите, что к тому времени для меня Европа была все еще экзотикой ничуть не меньше Азии или Африки. ... Оказалось, что отдых ценен не сам по себе, а только по контрасту с какой-то осмысленной деятельностью - однако, парадокс для такого пофигиста, как я. В общем, я захандрил. "Бабы - бляди, деньги - мусор, в жизни нет смысла, и ничего не хочется". И? И я принял гениальное, как мне казалось, решение. Оттянуться так, чтобы в конце концов это вызвало не только душевное (хм... умозрительное), но и физическое отвращение, и чтобы возникло нестерпимое желание заняться хоть чем-нибудь дельным, а до того плюнуть на все, и существовать как существуется. (Я бы сказал "жить, как живется", но вы же помните, что у меня собственно с жизнью отношения до сих пор не выяснились...) И я поехал на этот остров. То ли мне его кто-то из знакомых и попутчиков расхваливал, то ли подходящий рейс был, то ли просто название понравилось - не суть важно. Бешеной собаке сто верст - не крюк, особенно если на самолете. Приехал. ...Море. Песок. Плеск воды. Ночное небо: луна там, звезды всякие, ветки олив и кипарисов, огоньки пролетающих самолетов, опять звезды (тучка пробежала)... Цикады орут, как ненормальные. И я посреди пляжа, уместный, как монашка в борделе. Лежу на песке, и тупо пытаюсь сочинять стихи, ибо так положено, и вообще - я творческая натура или что? (Если кому-то интересно, ничего путного тогда так и не сочинилось - не та обстановка была, наверное). А, да: темно, что характерно. Поскольку ночь, и пляж, и освещения не предусмотрено. И поэтому на меня наступают, ибо в тени кустов, как я это сообразил задним числом, меня не видно. Наступают в прямом смысле слова, босой пяткой мне на живот. Раздается дикий визг, нечто с грацией перепившего кенгуру отпрыгивает и взвизгивает: "Ой, мамочки, здесь покойник!" - причем на французском. Причем орет так, что будь на моем месте натуральный покойник, и тот бы воскрес. Я сажусь, трясу головой (существо самозабвенно визжит), и жду окончания звуковой атаки. Наконец на меня обращают внимание, и я слышу исключительно нежное и тихое (!) контральто, задающее мне тупой вопрос: "Мсье, вы живой?". Qui, говорю я мрачно, поскольку мало того, что по-французски хоть и понимаю, но почти не говорю, так еще и нагло вру. ...Девушка вышла искупаться. Жаклин ее звали. Туристка. Спортсменка. Красавица. Идиотка. Француженка. Мулатка. Оставим в стороне то, что она на четверть метра меня длиннее, поскольку это не принципиально. Живая девушка, в конце концов! Что еще нужно для того, чтобы завести роман в отпуске? Ах, да - ночь, отдых, романтика и необычные обстоятельства знакомства, девушка жаждет искупить то, что она на меня наступила. Еще девушка жаждет общения. Еще - до появления девушки было дико скучно. Если после такого нормальный парень не сделает чисто автоматическую стойку на эту девушку, познакомьте его с другим парнем. Почему-то она решила, что я немец. Вообще это был нескончаемый монолог, включавший в себя описание ее детства в Марселе, ее семьи, ее впечатлений от поездки, рассказ о работе, друзьях и хобби, мелодии любимых песен и вопросы обо мне. Ответов она, впрочем, не ждала. Да и я понимал из ее французского хорошо если половину. Тем не менее зачем-то встал и поперся с ней в ночной клуб. И мы танцевали, пили молодое вино, смеялись и были полностью счастливы. По крайней мере в отношении себя я в этом уверен. В принципе, она была не против завершить приятную ночь интенсивной возней в постели или где-нибудь еще. Но... В конце концов, до рассвета оставалось не более часа, когда я довел девушку до калитки ее дома. Эта хибарка, кстати, едва виднелась из зарослей какого-то местного гибискуса - и хотя к делу это относится весьма мало, но все равно было красиво. Я на дикой смеи французского, немецкого и итальянского (английский она просто не понимала) попытался ей объяснить, что встретимся завтра, там же и тогда же. Она кивала тараторила что-то о темноте, розах и шампанском. А я что, я влюбился. И вышел у нас классический отпускной роман. ...Я не буду пересказывать, как, сколько раз, где и при каких обстоятельствах, о'кей? В конце концов, вряд ли вас это действительно касается, и вообще говорить такие вещи о женщине как-то неудобно. Просто скажу, что мы оба были довольны друг другом, жизнью (...) и собой. Я бы даже сказал, удовлетворены полностью и безоговорочно. А потом все закончилось. Я помог ей втащить на борт пароходика чемоданы, она пообещала писать (на e-mail) и звонить, я тоже пообещал, мы поцеловались, расстались, и долго стояли по разные стороны все расширяющейся полосы воды, что пролегла между нами, бла-бла-бла, одинокая слеза по ее щеке, трогательное прощание, отсвет разлучившего нас рассвета и жестокая судьба, и все такое в том же духе. Моя состоявшаяся любовь держала путь в Марсель. Вы спросите меня, в чем, собственно, соль и изюминка этого повествования. Какого черта я это все вывесил вам на уши, и что хотел этим сказать. Да в общем-то ничего особенного. За исключением нескольких фактиков, из-за которых я больше не завожу таких пляжных романов. Во-первых, праправнучка Князя Марселя по имени Жаклин (мулатка, умница, красавица и спортсменка) во время своих каникул на Средиземном море была лишена невинности и забеременела от некоего поганца, каковому поганцу Князь Марселя лично пообещался отрезать гениталии и заставить его их съесть. Во-вторых, от вампиров нельзя залететь. ...Или все-таки можно? Интермедия © 23.01.2004 Дон Смайли копирование запрещено