Следы на песке

Линг стоял у окна, скрестив руки на груди, и молчал. Он был зол, и это еще слабо сказано. Его младший братец очередной раз наглотался таблеток и возомнил себя спасителем мира, что, как ни странно, опять обернулось потасовкой на дискотеке. Лингу просто не чего было сказать; порой в такие минуты ему хотелось пристрелить Шан-тэу, или прирезать особо жестоким способом. Только что прочитанная ему лекция, похоже, так и не нашла себе места в голове юноши. Линг медленно обернулся и посмотрел на брата. Шан-тэу переминался с ноги ногу, по его виду явственно читалось: "Ну что еще, я тебя выслушал, ну извини, теперь я могу идти" - "Шан, ты, …идиот… Ты меня совершенно не слушаешь. Я просто не понимаю, зачем ты полез бить морду этому типу из брэйдэс? У нас что, без того неприятностей мало"? Шан угрюмо молчал. - "Теперь Служба правопорядка разыскивает нас еще и за это. … Замечательно… просто лучше не придумаешь. Надо было тебя там бросить, а не вытаскивать за шкирку" - "Я тебя и не просил меня спасать". - "Да, конечно… ты такой крутой, такой самостоятельный, наверно, в тебе проснулись силы илсидов. Вечно ты нарываешься; мало того, что себя угробишь, так еще и остальных за собой утащишь. Шан, послушай, я говорю очень серьезно, если бы ты не был моим братом, я бы уже давно выгнал тебя из квартала". - "Ну и выгоняй" - буркнул Шан - "Все… уйди с моих глаз, и сегодня мне больше не показывайся И еще, не вздумай куда-нибудь смыться из квартала; пожалеешь… ты меня знаешь" Шан потоптался на месте еще несколько секунд и, так не найдя, что сказать, вышел за дверь, угрюмо понурившись. Там его уже поджидала Мио-сью, длинноногая брюнетка, обладающая поистине очаровательной улыбкой. Но сейчас ей было не до веселья, она на самом деле была встревожена и сильно волновалась за Шана. Они встречались уже около полугода, именно на Мио-сью, из всех многочисленных поклонниц, остановил свой выбор Шан… Но скорее просто ради разрешения самой ситуации, нежели из-за любви - и сейчас их отношения не ладились. - "Ну… что он сказал? Тебе не сильно попало"? - метнулась к нему девушка. - "Оставь меня" - парень бросил на нее испепеляюще-колючий взгляд - "Не сердись, я же переживаю за тебя, просто хочу помочь" - искренне произнесла она - "Оставь меня, я же сказал, я сам разберусь… дура" - искорки гнева взметнулись огнем на дне его прекрасных глаз - "Ну, конечно, я дура, как всегда? Дура, потому что беспокоюсь о тебе" - в ее голосе слышалась обида - "И не надо меня опекать, меня это раздражает" - "Шан" - "Отвяжись! …ты меня достала" - "Достала… Только правда в том, что тебе всегда нужна опека, не моя, так брата! Ты вообще не способен на самостоятельность!" Но Шан не слушал ее, он уже удалялся прочь. Мио-сью понимала, что теряет его… А на дне души была не только обида, но еще одно нехорошее чувство - страх, страх того, как она скажет подругам, что упустила самого красивого парня их квартала, да и не только их. И еще пара таблеток… Серый дым клубится, опутывая со всех сторон. Подбирается, неторопливо колышется, несмотря на безветрие. Он такой густой, что не видно даже земли под ногами. А есть ли она там? Все вокруг призрачно… а где-то впереди сквозь туман пробивается красный, или скорее багровый свет. Становится жутко… но ты идешь туда… потому что знаешь, это твой путь И вот впереди врата. Они медленно и нереально, словно в как компьютерной игре, вырастают из тумана. Они безжизненны. Старая холодная каменная кладка, заплесневелый мох на стыках. И за ними - все тот же дым, и где-то далеко на горизонте, отбрасывая багровые отблески, восходит солнце. Поднимается, постепенно заполняя и окрашивая своим светом все вокруг. И в тебе, рассеивая страх, крепнет уверенность… надо идти. Делаешь шаг… другой… но твои ноги вязнут в тумане, запутываются в извивающихся клубах-змеях дыма. Не получается… еще шаг... тяжело, ноги не слушаются, и совсем нет сил. По телу разливается непонятная слабость, разум еще не теряет ориентации и четкости восприятия, но ты уже почти спишь. Это кажется странным, бредом, но ты так и не можешь сдвинуться с места. Тебя затягивает и, возможно, ты тонешь. Вдруг, тебе кажется, будто кто-то подхватывает тебя на руки и несет к вратам. Ты ощущаешь сильные руки, в них уверенность, надежность и спокойствие. Лица не разглядеть. И вот они врата… весь дым наливается кровью… и ты знаешь - это графический портал. Миллиарды сот механического улья раскинулись на побережье илистого залива. Они шипят, гудят и переливаются чадящими всплесками энергона, порой напоминая чудовищного спрута-мутанта среди своих владений. Он подкарауливает свои жертвы и утаскивает их под корягу, где облепляет присосками и слизью, так что нельзя ни шевелиться, ни дышать… Громады из бетона, металла и стекла словно иглы врезаются в облака и уходят в поднебесье. Небоскребы… и каждый из них в свою очередь делится на многие тысячи расчерченных клеток квартир и комнат. А между ними шевелятся нескончаемые потоки летающих аппаратов. Стройные, многоуровневые и разнонаправленные копошения кибернетических пчело-муравьев. И ужасающий гул всего этого, и смрад, серый дым, медленно опускающийся и зависающий почти на самом дне монстра. Все это и есть родной город Шана, или нет, не он… его городом было дно с вьющимися клубами смога, и огнями рекламы вместо неба и звезд. Шан шел по улице и размышлял… Скрежет… Шаги… "Охотники за эндорфином " - сразу пронеслось в голове юноши, но нет - всего лишь бомж, обследующий очередной мусорный контейнер Шан облегченно вздохнул, *здесь нельзя быть столь беспечным, не его район* Мысли… Поганая жизнь… И мы все в ней поганки, грибы. Растем себе где-то среди мха. Заплесневелые и ни на что не способные. К чему все это? Зачем влачить столь жалкое существование, не попробовав хотя бы раз послать все к илсидам и изменить, повернуть вспять судьбу. Возможно, стоит совершить хотя бы один безрассудный поступок, и умереть как герой. Все достало. Брат все время лезет со своими нравоучениями. Как будто мне еще пять лет. Делать ему больше нечего, что ли? Пусть катится с ними к илсидам, моя жизнь не его дело… надоел. Никогда не встану ни перед кем на колени. Лучше смерть. Может быть, имело бы смысл собрать волю и разум в кулак и начать действовать, но… все равно никто не оценит. Чего они хотят от меня? Подвига? А что они подразумевают под этим? О да, видимо, они хотят, чтоб я в одиночку прирезал всех брэйдэс, или нет, взорвал их главную базу. Им невдомек, что если бы мне удалось замочить хотя бы одного из брэйдэс, уже была бы польза, это было бы рывком, своего рода сигналом, чтобы восстали остальные, чтобы вышли на борьбу с врагом; только восстав все вместе, мы можем победить. Только все без толку, бесполезно рыпаться, никто никуда никогда не поднимется, все боятся за свои задницы. Серая ничтожная аморфная масса, амебы. Живут в своем болоте, а мои действия для них всего лишь глупые выходки, и ничего больше. Не хочу смотреть на все это. Не хочу жить. Ненавижу. Он остановился и закричал куда-то вверх: - Засранцы, ничтожества, недоноски, я мешаю вам, так убейте же меня. Ненавижу! Но ответом ему был лишь гул проносящихся где-то в вышине над смогом машин, и скрежет открываемого бомжом мусорного бака. Бар "Формула ночи" С тяжелым сердцем Шан покидал "Дно", он всегда чувствовал себя неуютно, выбираясь наверх, в эту кипящую по совершенно чуждым для него законам, жизнь. Но у него было важное дело, и он нажал кнопку скоростного лифта. Шан вошел в бар и неторопливым взглядом окинул окружающую обстановку. Народу в зале было немного, что совсем неудивительно для данного времени суток. За столиком какая-то компашка с увлечением под пиво травила анекдоты, пара киборгов заказывала себе энэргон, и в дальнем углу скучал наедине с бокалом вина молодой человек. Его черные как смоль волосы по контрасту подчеркивали бледность лица, что придавало облику в целом некий романтический, вампирский характер. Его звали Айрвэр, и именно к нему направился Шан. - "Привет" - "Привет" - Айр удивленно поднял глаза. - "Вау. И какими это судьбами тебя сюда занесло? Помнится мне, ты не особо жалуешь наше заведение" - он хитро посмотрел на Шана, чуть прищурившись - "А тебе только бы ехидничать" - не оценив шутки, огрызнулся Шан - "Да ладно… не злись, это я так… а вообще я очень рад тебя видеть. Присаживайся; что будешь пить? Я угощаю". - "Вино, красное, все равно". - "Не больно-то ты сегодня веселый" Айрвэр подозвал мальчишку-официанта, сделал заказ и продолжал: "Так что тебя к нам занесло? Ведь ты пришел по делу, ведь так, я не ошибаюсь"? - "Не ошибаешься, я ищу К." - "Уууу" - Айрвэр чуть покачал головой - "Ты опоздал. Я не видел его уже несколько месяцев. Сейчас К., кажется, на базе Мэртока. Последний раз он заходил ко мне одолжить немного денег. Его брат заморозил все счета". - "Илсид одалживает деньги?" - глаза Шан-тэу расширились - "Бывает… не все сказка, про добрых эльфов…" - усмехнувшись чему-то своему, проговорил Айр В это время официант принес заказ и уже через секунду расставлял перед Шан-тэу все возможные изыски. Они пробуждали аппетит и навевали несколько грустные мысли. Уютный зал, алые скатерти, белоснежные салфетки, алистэнский фарфор и шикарный обед. Такого Шан позволить себе не мог. - "Угощайся" - сказал, улыбнувшись Айр. - "Спасибо. А я думал, что илсиды с такими проблемами не сталкиваются. У него были неприятности"? - отбросив дурные мысли, вернулся к разговору Шан-тэу. - "Да, с Вольвгейтом. Он искал деньги на психиатра, маленький ублюдок совсем свихнулся. И это могло вылиться в большие проблемы". - "А ты его видел, в смысле Вольвгейта"? - спросил юноша, из чистого любопытства. - "Да" - Айрвэр кивнул. - И как он? - "Я видел его лишь мельком, неприятное впечатление" - он поморщился - "Помню злые, очень злые глаза - и в тоже время ангельская внешность. Знаешь, мне казалось, что стоит К. оставить нас наедине, и он попытается меня убить". - "Грустно". - "А зачем тебе К."? - "Мне последнее время снятся сны… или даже не сны. Их нельзя так назвать, скорее, это видения. И в них - графический портал. Мне кажется, К. мог бы помочь их расшифровать, ведь он какой-никакой, но все-таки илсид". - "Возможно, но с Мэртока он вернется не раньше, чем через полгода, так что не заморачивайся. Да и к тому же… ты только не обижайся, но если ты будешь по-прежнему продолжать глотать таблетки, тебе и не такое приглючится…" - "Понимаешь, я не могу объяснить, но мне кажется… это не просто сны" И еще пара таблеток… Широко раскрытые глаза. Словно бы сидишь, спрятавшись, где-то в уголке и вдруг ставни широко распахиваются, а за ними бескрайний океан. Яркий свет. Поначалу, с непривычки, больно глазам; пытаешься закрыться, отшатнуться от неведомого, но все равно стремишься туда. Через минуту глаза привыкают, и ты всматриваешься и, кажется, не можешь охватить взором открывшуюся панораму. Легкий ветер игриво пенит танцующие волны. И они отвечают, послушно повинуясь его порывам, набегая на берег, размывая песок и снова откатываясь в родную стихию, оставляя за собой принесенные из глубин ракушки, ил, водоросли. Ты хочешь раскинуть руки, кружиться, глядя на небо, а еще вдохнуть всей грудью эту свежесть и свободу, это пробужденье и полет, этот чарующий миг прекрасного. Бесконечность... никому не принадлежащая красота. Просто идешь по берегу. Куда? Это не важно. Твой путь теряется где-то за горизонтом. Зачем спешить? Иногда подбираешь камешки и бросаешь их в воду, считая, сколько раз они подпрыгнут, и каждый раз, набегающая волна ловит их в свои объятья, скрывая в пене. …Забавно… как в детстве. Иногда рассматриваешь особо приглянувшиеся находки и даже прячешь их в карман, видимо, на память. Ерунда, обтачиваемая здесь веками, самым искуснейшим ювелиром во вселенной. И вдруг ощущаешь чей-то взгляд, и - крики чаек так надрывно печальны… - "Нарвался… очередной раз нажрался своих таблеток и полез в драку, дебил" - Линг в бессилии сжал кулаки Рядом слышались всхлипы, переходящие в завывания Мио-сью Шан тихо застонал и Линг, осторожно, как бы пытаясь поддержать, взял его за руку: "Шан, Шан - только не теряй сознание, все будет хорошо, только потерпи немного". Все они ждали Старика Ку. Он был не плохим лекарем, и его можно было позвать, в любое время суток, даже на другой конец города. Еще пять минут, казалось время тянется несуразно медленно отсчитывая каждую крупинку сотни раз. И вот дверь распахнулась, и в комнату впопыхах ввалился молодой парень - Чен, отправленный за помощью. - "Старика Ку арестовали прошлой ночью" И немое молчание, которое через секунду нарушил истерический вой Мио-сью: "все, все кончено, нам никто не поможет... Шан, я люблю тебя… я умру вместе с тобой" Линг, словно в оцепенении замер, потом вдруг поднял глаза и сказал: - "Мы идем к Илсидам" Мио-сью вздрогнула и притихла. - "к Илсидам? Но они…" - Чен поежился - "Знаю, злые колдуны, все их заклятья несут двойной смысл, и они потребуют, какую-нибудь страшную плату за лечение, но сейчас мне все равно. Мой брат умирает и отнесу его туда" - тихо проговорил Линг, и в его голосе слышалась решимость и безысходность. "Я пойду один" Открытая площадка на вершине небоскреба, усаженная цветущими кустами и с беседкой в центре. Линг, упал на колени, бережно держа на руках брата. Ему не нужно было слов, все его жесты, движенья и взгляд, уже давно сказали все за него. Илсид медленно обошел вокруг пришедшего. Потом взглянул на раненного парня и вздохнул: - "Он умирает, и ему не долго осталось жить" - "Спаси его я сделаю все, что скажешь" - не колеблясь, проговорил Линг - "Но мне ничего не нужно от тебя" - "..." - Линг чувствовал в словах илсида какой-то подлог - "Мне нужен такой раб…" продолжал илсид: "я спасу его, если после он станет им" - "Что?" Линг вскинул голову и посмотрел прямо в глаза илсиду: "Шан никогда бы ни согласился на такое, он …" - "Тсс.." И Линг не договорил - "Он должен выбрать сам, это будет справедливо" Илсид направился к беседке, поманив за собой парня. - "Это его последний шанс и ты знаешь это. Положи его на стол, я поговорю с ним". Линг очень осторожно уложил брата на стол и отошел. Он ждал, хотя результат был ему известен. Он знал, что через минуту он заберет брата и ему только и останется, что быть с ним вместе до последнего мгновенья, когда придет смерть. Илсид провел рукой над телом, мягкое зеленоватое сиянье коснулось груди юноши. Шан застонал и открыл глаза. Линг, чувствовал, что илсид о чем-то мысленно говорит с его братом, даже думал, что знает о чем, но, казалось, был слишком далеко от них. - "Ты должен решить смерть или жизнь рабом и это будет твой выбор" - подводя итог произнес илсид. Шан чуть пошевелился, как бы пытаясь последний раз взглянуть на брата, но это ему не удалось. Линг рванулся к нему, но илсид остановил его, не желая, что бы тот мешал Шану принять решение. Шан на секунду закрыл глаза и его губы чуть слышно прошептали: "…жизнь"

Следы на песке © 01.10.2003 Карри К.А.Э. копирование запрещено


Комментарии: Брэйдэс - в мире, описанном в рассказе, существует две основные расы. Доминирующей из них является Брэйдэс. Давным-давно они захватили этоту планету и теперь качают из нее ресурсы. Илсиды - существа, наделенные некими, таинственными, мистическими силами. Причем отношение к данной группе определяется не просто наличием у существа этих сил, а скорее признанием этого брэйдэс. Винг-джай - данное определение не встречается в этом тексте, но все же я решил его расшифровать, для полноты картины. Винг-джай - это коренное население захваченной планеты. К нему, как раз и относится главный герой этого рассказа.