Пока она спит

Снега не было, и черная земля гнила под бесконечной моросью, которая не так уж и редка на этих фьордах. Все как и когда я покидала эти замли. А я шла под этим дождем в музей, восстановленую и законсервированную деревню четырнадцатого века. Из-за поворота, наконец, появляется первый домик или скорее сараюшка. По привычке хочу уже войти домой, тут в ушах встревает голос экскурсовода в плеере. "Данный дом был покинут сразу после эпидемии чумы разразившейся в этих краях в 1349г. Позднее поселение было перенесено на сотню метров далее по тракту." Про себя добавляю - и мне говорили, что еще много лет после этого люди проходя мимо видели вот в этом узком маленьком окошке костлявую руку, которая махала останавливавшимся здесь путникам, что мол проходите туда, дальше. Вокруг домика маленькие холмики, напоминающие могилы, валяются проржавевший остаток лопаты и деревянные грабли. Впрочем, это вряд ли могли быть ТЕ еще могилы, ибо какие же надо было бы делать холмики, чтоб они сохранились за столько лет? Ведь правда? А вот сейчас за углом будет колодец... Да, все правильно... жаль, что его засыпали, да еще и горку камней сверху навалили... Обхожу дальше мимо маленькой дверки и выхожу обратно на дорогу. Да, вот оно, это то самое окошко. О, в нем даже смотрю мелькнула костлявая рука... Рука?! Черт возьми, неужели мне это не показалось?.. Ах да, надо же идти дальше! Теперь дом там. И вообще здесь задерживаться не полагается. А вот и основной музей. В этом доме уже не живут те, кто помнил тех, кого долго не было дома. Еще с час я пробродила по деревне, и пора отправляться назад. Опять мимо заброшенного домика. Интересно, вот опять в окне что-то мелькнуло, вдруг за углом скрипнула дверь. Смотрю она теперь приоткрыта, там явно кто-то есть походу. Черт меня дернул подойти поближе. Дверь какая-то маленькая, ничего толком и не видно внутри, не лезть же внутрь. Тут все же вижу внутри какая-то старушка возится в древнем костюме. Она оборачивается и я чувствую волну ужаса, ибо вместо лица на меня смотрит обтянутый кожей череп, глаза белеют из ввалившихся глазниц, и почти беззубый рот шевелитсяи сейчас что-нибудь скажет, и.... Она делает шаг ко мне, на ее лицо падает луч света из окошка. Уф..... не она. Вот почудится же такое! Между тем она приглашает меня войти. Пытаюсь вежливо отказаться, потому что все еще страшно. Нет, ну я конечно может и не в себе... но не настолько же... Она подходит сама к двери и садится на пороге со своей стороны, я сажусь со своей. Она рассказывает, что живет здесь. Мне нравится, как она говорит. Все же это она или нет? Forstaa man naagon gaang vad har forsakte? Inte laengre... * всплывает у меня в памяти. Наверное я говорю это вслух. Она берет меня за руки... какие же у нее тонкие руки, просто кожа да кости. Intressant! Vi er dode men vara sjeler levande, men de er levande men deras sjeller dode. ** Ощущение этой потери безмерно и тоска по тому, что det som en gaang var og skal aldri komme tillbake безгранична. Наверное я плачу. Kan de naagon gaang komme hjemme, eller reiser de i natter foralltid? Jag har komt men hjem er dod og borte. Откуда-то из глубины дома начинает тянуть дым. "Что это?" "Опять поджог... кидают сигарету, как будто случайно" отвечает она безразлично. Время опять бежит, а все это время его не было. Я вскакиваю и хочу бежать к деревне, может еще успею. Набирая воду в какое-ведро из совсем не реконструкторной колонки вижу какого-то еще работника парка. Он тянет меня за рукав и говорит, чтоб я бросила ведро и не тушила. То есть как? С ума он что ли сошел, не тушила?! А он грозится, что иначе на меня, мол, свалят какую-то там страховку, что я все залила и повредила. Этож додуматься надо, страховка! Да плевать мне на страховку! Jeg spyter pa det, aha?! И вообще, что-то не вижу, чтоб они сами-то тушить спешили. А в домике дыма все больше... откуда же он валит? Поднимаюсь по какой-то лесенке на что-то похожее на балкончик, ступеньки все в пятнах ожогов. Гады... они уже не раз пытались! Вот они, листья тлеют. Заливаю их, несколько искр разлетаются и продолжают тлеть. Воды больше нет, пытаюь погасить их почему-то руками. Наконец и они гаснут. Дом все еще полон дыма, дышать просто невозможно и глаза слезятся. Спотыкаясь обо все что только можно, пытаюсь вспомнить, как же отсюда выйти и... да что же это! Натыкаюсь на эту старушку, а она спит себе спокойно с улыбкой на лице! Она спала все это время! Пытаюсь разбудить и растолкать ее. Наконец она просыпается. Как бездонны ее глаза, а на дне колодцев светлые отсветы. Кажется она стала еще более худой, я пытаюсь ее поддержать под руку, но она берет первое попавшееся под руку, смотрю, а это грабли, и все увереннее и увереннее идет сама. Наконец мы выходим на свет дня, туда, где люди ждут нас.

Пока она спит © Ангел Смерти - М.Totenblut копирование запрещено
* - Поймут ли люди когда-нибудь, что потеряли? Больше нет.
** - Забавно! Мы мертвы, но души наши живы, а они живы, но их души мертвы.