Дьявольская четвёрка ч.2

Дьявольская четверка Автор: Dark angel копирование запрещено процессе написания ни одна матрешка не пострадала:)                 Часть 2. Откровение о родственниках.       Москва…Что мы знаем о ней? Да кучу всякой, порой абсолютно ненужной всячины! И столица эта наша непревзойденная, и исторический центр (хотя, Питер все же в этом вопросе стоит на пьедестале), и комок пульсирующих нервов с проблемами деградации и других малоприятных вещей. Также, это бездна удовольствий. Помните песенку "Девочка с Тверской"? Не помните? И я не помню. Но название такое многообъясняющее, что без разницы: слышали вы её или нет - смысл понят.       Может ли Москва надоесть? Да конечно, в чем вопрос?! А хочется ли с ней расставаться?       Ага, прям не терпится!       Сидя в дорогой, пахнущей виски машине, Тимур рассуждал вот на такие философские темы. Правда, рассуждения были ломаными и какими - то смехотворными, но заняться больше нечем. Он уже два гребаных часа пытает свой позвоночник, сидя в этой колымаге!       Насколько позволяла в этот момент его затуманенная логика, Тима представлял дальнейший маршрут путешествия: Аэропорт, Мальта и…дальнейшие похождения, пока неизвестно, какие.       Но в Домодедово они не торопились. Катались по грязным пыльным улицам, щедро поливая отвратительной жижей стоявших на автобусной остановке старушек. Они, в свою очередь, не оставались в долгу. Гневно тряся кулаками, бабуленции покрывали "шалунов" такииииим трехэтажным матом, какого даже самые великие эксперты не слыхивали. Вот тебе и божьи одуванчики, ё мое!       Адама такая многовпечатляющая реакция немало забавляла. Если бы не вампирская солидность, он бы захлопал в ладоши, когда некая "Марья Петровна" в цветастом платке окрестила его "козлом со скальпелем в заднице".       -Какая прелесть!!!- только и смог выговорить задыхающийся от восторга кровопийца.       Клык, судя по лицу, не разделял его безграничной радости. Он угрюмо рулил, насупив свои фантастически густые брови и периодически икал от переполнявшего его раздражения. Что касается Камиллы, то она лишь томно вздыхала, замаскировав свое побледневшее от потерянной крови лицо под маской безразличия. В тот момент её огромные фиалковые глаза можно было сравнить с пуговицами, по неосторожности оторвавшимися от демисезонного пальто.       Кто же они такие? Он - оборотень, она - суккуб. Почему они оказались вплетенными в эту заваруху? Что побудило их примкнуть к Адаму, да ещё и в качестве рабов? Неужели выгода? Какая?       Черт, Камилла мне так мало рассказала! По её словам, это все, что она знает. Но девчонка лжет. Конечно, лжет, иначе и быть не может!       Я не смогу во всем разобраться, если не буду посвящен во все отвратительные тонкости этого адского дела.       Тимур усмехнулся одной из своих коронных усмешек, с помощью которых нередко заманивал очередную пассию в постель. Усмешка эта в тот момент значила лишь то, что Тимуру нестерпимо хотелось размять ноги. Уже подумывая о том, чтобы объяснить Клыку - водителю дорогу к аэропорту (вдруг, наш ушастый приятель запамятствовал? Ну, линька там, застрявшая кость или блохи - проблем - то много!), как вдруг резкий поворот и - о благо! Они катят по нужному направлению.       Адам, смакуя новое прозвище, задорно поинтересовался:       -Ну что, товарищи? Как настрой? Почему такие милые и добрые лица? На Мальту же курс держим! Радость должна бить из ушей фонтаном, ведь правда же, Клык!?       -Угу…       -Впечатлений море будет, согласись же?       -Угу…       - Ай, какие мы молодцы! И библию нашли, и Тимура в придачу: удачная охота, верно?       -Угу…       -Да что же ты такой приятный, как вставная челюсть? Улыбнись!       И Клык улыбнулся. По мнению Тимура, лучше бы он этого не делал, поскольку его улыбка напоминала прием у уролога, когда он вам вежливо сообщает о венерических сложностях.       Видно, Адам тоже сравнил этот вынужденный оскал с чем - то весьма неприятным, поэтому больше не просил вервольфа показывать свой радужный настрой.       Оставшуюся дорогу проделали в полной тишине. Казалось, она обрела тело и сидит здесь, рядом с Тимуром, сосредоточенно ковыряя зубочисткой в деснах.       Несмотря на полное безразличие к происходящему, Тимур, помимо своей воли, мельком наблюдал за Камиллой, восхищаясь её искусственной красотой.       Странно, ведь он видел её подлинное обличье, а оно, мягко скажем, не сильно привлекательное. Так почему же Тимур уверен, что будь она в тот момент с разномастными глазами, покрытая обожженной пульсирующей кожей, он бы все равно восхищался ей. Возможно, не красотой, но оригинальностью, это точно.       Влюбился?       Да конечно нет, он вообще не знает смысл этого глупого слова! Тем более, как можно полюбить мираж, ничто???       Ещё как можно…       -Ну, вот мы и подкатили! Давайте, ребятки, двигайтесь, двигайтесь! Не спорю, мы весело убили время, но оно нам будет за это мстить! Ускользать и растворяться в секундах. А нам этого совсем не нужно! Клык, не забудь этот кейс! Камилла, занимай очередь к регистрации! Тимур, возьми оставшиеся две сумки! Пошевеливайся, жертва обстоятельств, а то как достану свой скальпель! Стоит только поднатужиться!       И, сверкая своими белоснежными клыками, Адам уверенной походкой маленького ублюдка двинулся за бешеным потоком человеческих душ.       Круговорот криков, багажа, ручной клади и грязных замызганных тапок утомил сознание Тимоши. Захотелось забраться на кроватку и…       -Хватит дрыхнуть! Неужели ты мог подумать, что я потащу твое барахло? Нет уж! Гоши рядом нет: некому позаботиться!       Злой вспотевший Клык с редкостным удовольствием взвалил на плечо Тимура тяжеленную сумку.       Да что же Камилла туда положила? Трепанатор? Почему, мать её, она такая тяжеленная?       Борясь со своей бессильной злобой, "жертва обстоятельств" стиснул зубы и последовал к паспортному контролю. Встав сзади толстой, прям таки необъятной дамой, Тимоша чуть не задохнулся от железобетонного запаха пота. Зайдясь в неистовом кашле, Тимур получил в бок каким - то узловатым, вытянутым предметом, отдаленно напоминающим удочку. Задохнувшись от неожиданного нападения, несчастный обнаружил два маленьких вылупившихся глаза, покрытых сеткой лопнувших сосудов:       -Раскашлялся тут! И куда люди смотрят? А вдруг ты лишайный? Точно лишайный: вона, какой бледный! Гнать вас надо из общественных мест! А то позаражаете тута всех, кого непопадя! Пшел вон! Нечего возле нормальных граждан околачиваться!       Малосимпатичная особа что- то говорила.…А Тимур закатывался бешеным гоготом: лишайный!!! Нет, ну не объяснять же этой злобной единице населения, что лишай и кашель такие же совместимые вещи, как отрыжка и симфонический оркестр.       Тетка, видя, что хилый лишайник истерично ржет, решила, что он, верно, и с весьма весомыми психическими отклонениями: вона как зенки подергиваются, точно как у бешеной псины!       Опасаясь за свое неповторимое тело и моральное благополучие, сварливая перечница умело (несмотря на весь свой многовековой ревматизм) подхватила засаленные баулы и поспешила убраться в другую очередь.       Группа туристов благодарно посмотрела на Тимура - спасителя: редкий изысканный запах прокисших щей и общественного туалета канул вместе со своей обладательницей. Вспомнив великую фразу, произнесенную Адамом в его когда - то замечательной квартире, Тимур великодушно хмыкнул и произнес:       -Мы творим добро так, без всякой корысти!             Пройдя нудную, но, конечно же, необходимую процедуру паспортного контроля и проверки багажа, наша многошерстная компания двинула в зал ожидания. Адам тут же бросился разглядывать аэропортные магазины.       Вообще, как заметил Тимур, Адам был ещё той кокеткой и любителем приятных мелочей. Его многое забавляло. Он, словно ребенок в солидном костюме, метался, выбирая себе шоколадку. И не важно, что наш клыкастый знакомый не мог её схомякать. Главное, что она у него, любимого, есть, и от этого жизнь прекрасна и мила.       Вспомнив первое (весьма ошибочное) впечатление от вампира, Тимур не мог поразиться перемене, произошедшей с Адамом за сутки: из уставшего прагматика он превратился в неунывающего мечтателя.       Возможно, находка библии стала рычагом к внутренней метаморфозе кровососа. Главная забота позади, так отчего бы не подурачиться?       И не один Тима обеспокоено взирал на попытки Адама отвинтить намертво приставшую голову у сувенирной матрешки. Клык, в желтых глазах которого плескалось неимоверное удивление и тихий ужас, тихонечко затаился, прижав руки к коленям. Видно, поведение хозяина было настолько неординарным, что это никак не могло увязаться в мозгах вервольфа. Камилла излучала спокойствие и уверенность в завтрашнем дне. Ни слова не говоря, она плавно подошла к споткнувшемуся от усердия и растянувшемуся на полу Адаму, подняла матрешку и без особых проблем открыла её.       -Ты не в ту сторону крутил, - тихо разъяснила она пораженному господину. Видно, великая тайна гораздой на хитрости матрешки так озадачила его своей простотой, что он не спешил подняться.       Ну и посмешище!!!       -Он что, матрешек никогда не видел? - раздраженно подытожил Тимур.       -Нет, не видел, - ответила на риторический вопрос подошедшая Камилла. - Ведь он - поляк. А там матрешки не в почете.       Да и вообще, если ты помнишь наш недавний разговор (Клык в это время помогал Адаму принять вертикальное положение), у него не было времени на игры. У него вообще не было детства, только трудоемкая учеба и масса шокирующих событий, начиная кровавой баней и заканчивая личным дневником отца, в котором подробно и со всеми тонкостями были описаны пытки, которыми закалялся характер сына. Помню, когда мы с ним встретились, он представлял собой точную копию картинок, какие рисуют для оформления самых извращенных готических ужасов: пергаментная кожа, глаза, похожие на тлеющие окурки и безграничная злоба, смешанная с желанием убивать. Теперь же это совсем другой человек,…вампир то есть.       Тимур внимательно вникал в сказанное. Раз уж суккуб сама заговорила на интересующую его тему, так почему бы не воспользоваться так удачно сложившейся ситуацией?       -Да уж…на классического кровопийцу он явно не тянет. Но это даже к лучшему, не так ли? По - моему, ребяческое восхищение "козлом со скальпелем в заднице" намного лучше, чем мои прокусанные вены.       Ведь тебя он наверняка хотел отправить в загробный мир?       -Нет, наше знакомство протекало при несколько других обстоятельствах…       Тут Камилла запнулась и с подозрением посмотрела на притихшего провокатора. Вспылив из - за того, что он смог так просто её провести, она впилась острыми ногтями в шею Тимура. Боль была адской. Потеряв драгоценную возможность двигаться, Тима лишь взирал на "палача" с выражением покорного ужаса.       -Много будешь знать - будешь рыбачить в токсичных водах Леты. А степень токсичности у этой потрясающей реки можно сравнить только с чернобыльскими болотами. Уж я знаю, поверь.       Успокоившись, она опустила руку. На коже шеи осталось пять зарубцевавшихся шрамов.       Потирая пострадавшую часть тела, Тимур нагло заявил:       -Не пытайся запугать меня. Ведь я прекрасно знаю, что нужен Адаму и его абсурдной свите. Нет меня - нет и талисмана.       Прошу я совсем немногого: полного и красочного рассказа о вашем знакомстве. Разве это секрет? Я чувствую себя бараном с печатью "убой" на ягодице, так как иду вслепую на эту авантюру.       Выслушав весомые аргументы, Камилла про себя отметила, что гаденыш поумнел. Теперь он не казался ей марионеткой. И это вызывало у неё жгучий интерес.       -Хорошо, ты убедил меня своим красноречием.       Тут Камилла резко обернулась, увидев Адама, шагающего с огромным пакетом, в котором, как выяснилось в дальнейшем, покоилось штук пятнадцать покрытых лаком матрешек, и Клыка с видом убитого таракана, плетущегося рядом с неутомимым хозяином.       -Поговорим в самолете, - прошептала девушка и, демонстративно отвернувшись, раскрыла какую - то книгу.       -Да я вижу, вы тут просвещаетесь! Правильно, для этого всегда можно выкрасть минутку. А мы тут ограбили сувенирную лавку, - радостно затараторил "владыка вампирского мира".       Что под его понятием значило слово "ограбили", Тимуру как - то не захотелось узнавать. Но криков и воплей, извещающих о присутствии двух разтерзаных тел со стеклянными глазами и с бейджиками "Продавцы", не последовало, и он облегченно вздохнул. Как это у них называется? Охота? Так вот: пусть она будет гуманной!             Услышав монотонную просьбу идти на посадку, отряд, нагруженный купленными сувенирами (угадайте, на кого нашла шопомания?) и личными вещами, слился с многоликой и многорукой, а еще и многоногой толпой, которая норовила неосторожным движением подошвы испачкать им обувь.       Ну, вот и все. Уже посадка. Потом…неизвестность. Хочу ли я этого???       Тимуру вдруг стало ужасно тоскливо. Он вспомнил, что не попрощался с Гошей, они не "жахнули в дёсна", как любил выражаться Георгий, не полил кактус на работе, не обменялся "любезностями" с Риткой - с бывшим служебным романом…да много чего он не сделал.       Хотя бы ещё один денек! Никуда бы этот треклятый талисман не убежал! Лежит себе где нибудь, пылится под многовековым слоем мальтийского мусора и отбросов!       Правда, кое что беспокоило не только Тимура, но и всё честное сборище: неожиданные соперники, так некстати нагрянувшие за трофеем. Наверняка, Адам, Клык и Камилла знают, кто они такие (видно, много неподеленных между собой ценностей). С ним они, конечно, не собвоговолили поделиться информацией! Подлецы! Ну ничего: когда Камилла будет в хорошем настроении, он уж постарается включить все свое обаяние!       Тут кто - то налетел на него сзади. Но толчок был совсем несущественным, почти незаметным. Повернувшись узнать, в чем дело, Тимур обнаружил маленькую худую фигурку. Она принадлежала девчонке лет шестнадцати, темной шатенке с прозрачно чистой кожей и удивительными зелеными глазами. Девчушка была похожа на хрупкую фарфоровую куклу, по ошибке одетую в футболку и джинсы. Впечатление от образа романтичной особы портили лишь огромные тяжелые ботинки а - ля "любовь к российской армии". Оставалось загадкой, как её хрупкие ножки вообще могли передвигаться в этих "гадах"!       Взгляд неформалки был так непроницаем и холодно - спокоен, что Тиме, немало повидавшему за эти последние сутки, стало как - то не по себе. Бесстыдно рассматривая девушку, Тимур уловил что - то знакомое в этих тонких чертах лица, в бездонных зеленых зрачках…       -Пошевеливайся давай, если не хочешь разглядывать облака в багажном отделении, - Клык как всегда тактично попросил поторопиться.       -А почему такая истерика? Боишься, что я займу твое коронное место? Не волнуйся, я на него не претендую, оно по праву твое…       Тут Тима оглянулся, надеясь увидеть ироничную ухмылку на губах новой знакомой, которая непременно должна была услышать их разговор. Но девчушка пропала. Просто растворилась, как угольная таблетка в желудке. Не было её и в автобусе, среди остальных пассажиров.       Странно…       Клык, шествовавший рядом с Тимуром для того, чтобы "ни на шаг не отходить от этого хитрого мерзавца", почуял неладное. Ловким и незаметным движением он изъял из кармана своего плаща - палатки острый, с пугающими зазубринами нож и, пряча его в толкотне, приставил оружие к спине Тимы:       -Что ты видел?       -Ничего…у тебя что, бешенство?       Тупой напор на спину усилился.       - Почему же ты так волнуешься, а?       -А я, может, самолетов боюсь!       Глупое оправдание, но Клык принял его за чистую монету:       -Ах, да! Я и забыл, какой ты у нас гладиатор!       И, криво улыбнувшись, он спрятал нож обратно в карман. Хриплый надменный смех прокатился по автобусу.       Нет, все таки я - счастливый человек: вон сколько у меня надежных и добрых друзей!       Мальтийские авиалинии поражали приветливостью и первоклассным качеством. Улыбающиеся стюардессы, удобные комфортабельные места и отсутствие каких - либо проблем.       Тимур сел рядом с Камиллой, чему несказанно обрадовался: целых четыре с половиной часа полета! Достаточное количество времени на рассказ. Адам и Клык пристроились немного подальше от них. Естественно, желтоглазый громила был недоволен:       -Лучше бы я сел с гаденышем, а ты - с Камиллой. Мало ли что…       -Послушай, Клык, - миролюбиво начал Адам, - Камилла…эээ…необычная девушка, сам понимаешь. Поэтому ей - то уж точно не грозит никакая опасность со стороны Тимура. Скорее, надо было пересесть, исходя из соображений о безопасности Тимы. Много я видел мужчин, вившихся вокруг суккубов…а вот после они куда - то пропадали….Интересно, куда же?       -И все же не доверяю я ему…       -Не бурчи! Лучше скажи мне: ты взял с собой в салон мою флягу?       Адам заметно побледнел, да и живости в нем как - то поубавилось. Проступали вампирские привычки, от которых никуда не скроешься.       -Взял. Не беспокойся, хозяин.       -Великолепно. А то мне очень не хочется заставлять тебя развязывать этот синий шарфик на шейке стюардессы. Как она приветлива! А как красива, неправда ли?       Мимо них прошла девушка, вежливо попросившая Клыка пристегнуть ремень безопасности.       -Само очарование, - прошептал довольный оказанным ему вниманием Клык.       Туристы, видя, что полет им придется совершать в ночное время, решили, не долго думая, окунуться в объятия Морфея. Так что посторонних ушей не должно было быть.       А если и будут, то Камилла их с удовольствием откусит…       Тимур удобно устроился и, сладко потягиваясь в предвкушении захватывающей истории, повернулся к своей рогатой соседке….       Стена безучастия.       Камилла сидела и читала ту самую книгу, так заинтересовавшую её в зале ожидания.       Вот уж не знал, что суккубы любят читать! Хотя…я про них ничего не знаю. Возможно, это очень образованный суккуб с желанием расширить свой узкий кругозор. Нет, ну что она видела? Пекло ада, разлагающиеся тела и чернеющие души грешников? Эх, все мы там будем!       Решив узнать, что за чтиво Камилла держит у себя в сумочке, Тимур с изумлением узнал томик Анхеля де Куатьэ "Исповедь Люцифера".       Седьмая…седьмая из восьми…на которой я сломался…       Неужели совпадение? Ведь именно с этого печатного издания и началось моральное падение Тимура. Нет, совпадений в жизни не бывает. Возможно, кто - то и сможет с этим поспорить, но не Тима, окунувшийся в этот странный и неизвестный мир.       -Интересно?, - жестко произнес он.       Камилла задумчиво оторвалась от страниц.       -Да, довольно увлекательно.       -Как долго ты меня знаешь?       -Я конечно понимаю, что тебе досталась нелегкая доля и масса потрясений, но насколько мне известно, провалами памяти ты раньше не страдал.       -Ответь на мой вопрос!       -Если тебе так хочется, отвечу: сутки мы знакомы лично, и ещё год мы за тобой следили.       -Это ложь.       -Да?, - удивленно поднятые брови, - На чем основано твое заявление?       -Это ложь!!! Я читал эту книгу четыре года назад. Именно из - за неё я поменял свой жизненный уклад. И ты это прекрасно знаешь! Но откуда? Ты мне многого недоговорила…       -Ты - очень странный человек. Если ваша светлость читала какое - либо собрание сочинений, то недостойные плебеи не имеют право даже прикоснуться к нему? Да великое множество любит Анхеля де Куатьэ! Если судить по твоим выводам, тебя знает пол - Москвы, четверть Питера…да вообще вся Россия!       -Ты не великое множество, Камилла. Я чувствую, что ты знаешь…понимаешь, как повлияла на меня эта чертова книга!!! Ты обещала мне все рассказать. Так вот: пора выполнить свое обещание.       Такая жгучая речь нисколько не тронула суккуба. Она отвернулась от раскрасневшегося Тимура и посмотрела своими печальными глазами в окно самолета. Стена противной мороси окропляла землю. Холодный ветер пел свою песню, заставляя осеннюю жухлую листву вникать в неё.       Самолет начал движение. Медленно…затем быстро, порывисто.       Один миг - и они оторвались, победив притяжение. Сейчас они преодолеют завесу дождя, прорвут стальные тучи…а дальше - безграничная нега, бескрайнее небо, так сладко похожее на рай!       -Я жду, - почему - то тихо произнес Тимур, также поддавшийся очарованию первых секунд полета.       -Я сдержу слово. Рассажу о нашей встрече с Адамом. Но ни слова больше.       -Постой, а как же…       -Никаких "как же"! Я обязана исполнить обещанное, но не больше. Ты спрашивал только обо мне. О Клыке ни слова. Если он захочет, сам расскажет о своих переживаниях. Я же этого делать не буду.       Тимур печально улыбнулся: скорее Гоша полюбит балет, чем Клык захочет поделиться своими мемуарами с ним. Но суккуб права: большего он не просил.       -Хорошо. Я смирился. Слушаю.       -Впрочем, я смогу утолить твое человеческое любопытство, - в глазах Камиллы сверкнул отблеск, странно напоминающий блики от ножа вервольфа.       -Каким образом?       - Ты сможешь задать мне любые вопросы, касающиеся нашего совместного прошлого. Но взамен я возьму с тебя обещание ответить на мои вопросы. Согласен?       -Ну…       -Заметь: ты не сможешь уйти от ответа, как и я. И в твоих разъяснениях должна присутствовать только правда. Ничего более. Это что - то вроде клятвы. Пари с суккубом. Правила просты: любые вопросы - только честные ответы…Иначе…       Тут Тиме стало совсем страшно, глядя на полностью почерневшие белки камиллиных глаз.       Но он решился.       -Хорошо. Спор, так спор. Начинай.       -Отлично, - Камилла сделала глубокий вздох.       Хоть суккуб старалась и не показывать этого, но ей льстило, что она сумела одержать маленькую победу над Тимуром.       Как же глупы люди! Всегда они глотают одну и ту же наживу. Любопытство - самый что ни на есть порок, чтобы там ни говорили философы!       -Как я уже и говорила, Адам остался совсем один. Без поддержки и, что было более важным, без пищи. Тогда ещё не было верного Клыка, и шанцы на выживание стали казаться мизерными.             Обычно вампир не может дважды умереть…он же и так труп! Лишь его мертвое тело возможно обезвредить путем уничтожения. Но Адам - то самое драгоценное исключение из правил. Он уже был рожден кровопийцей. Следовательно, он живой… да, живой вампир. Потрясающе!       Вот почему он был так ценен для своего отца. Сам - то Алексей, насколько ты помнишь, раньше был человеком, которому после пришло откровение ночи. Но взамен он отдал самое дорогое - жизнь. О да, это очень соблазнительная штука! Но, увы, мы понимаем это, только когда умираем…       Но Адам стал заботиться о своем существовании раньше этого рокового момента. Каким - то невероятным образом он добрался (!) до логова отцовских друзей. Причем, на это ему понадобилось две недели! Без пищи! Воистину упрямый характер!       Вот тогда - то Адам и осознал, что он совершенно один. Из - за слабости и физического недомогания прохожие считали его не то наркоманом, не то алкоголиком, не то всё вместе. А тогда наркоман был кем - то вроде антихриста, демона. Сколько унижений испытал он, потомок древнейшего рода польских аристократов!       Но Адам преодолел этот барьер. Придя к старому другу своего отца, он попросил помощи. Тут нужно отметить, что Алексей не распространялся по поводу того, что у него есть такой замечательный наследник. Никто из его компании не знал, чем он занимается своем огромном пустом замке. А те немногие, кого он посвятил в эту тайну, ушли вместе с ним во время бессмысленной потасовки.       Сказать, что Николай (тот самый друг) обомлел, это ни сказать ничего. Он был настолько поражен услышанным, что лишь молча взирал на этого полуживого подростка. Сама идея, что существует такой ребенок, который имеет жизнь и кровавый дар одновременно, была слишком нереальной.       Но у Адама были доказательства. Дневник отца.       После этого все сомнения Николая были развеяны. Подробно изучив рукописи Алексея, он принял Адама с распростертыми объятьями.       И снова необычный сирота стал куклой корысти. Также, как и Алексей, Николай понимал всю весомость такого приемыша. Поэтому он нарек Адама своим кровным сыном. Эту родственную тайну знают лишь четыре персоны: Адам, Николай, я…и ты…хотя Николая, пожалуй, можно не считать.             И тут Адам совершил свою самую катастрофическую ошибку. Доверяя новоиспеченному папе безоговорочно, он рассказал ему о талисмане. Не вырвал страницы из дневника. Позже он об этом сильно пожалел.       Николай знал о талисмане силы. Он так же пленил его своей мощью, как и Алексея. Решив присвоить себе древнюю энергию, он активно начал поиски талисмана. Тем более у него была легенда!       Скоро появилась я.       Николай был очень влиятельным вампиром. Таким влиятельным, что ад был для него своего рода гостиницей. Как - то раз ему просто надоело учить Адама всем тонкостям вампирской жизни. Спросишь, почему он от него тут же не избавился? Потому что он был неуверен в своих силах. Логичнее было бы убить вампиреныша, найти талисман в заложенной в нем сущностью этого раритетного ребенка и забрать её себе, получив при этом и саму жизнь… Да, такое возможно.       Но вдруг он не найдет талисман? Что, если его власть станет угасать? Вот тогда - то он и посадит на трон Адама, а сам будет, точно марионеткой, руководить им.       Решив найти для него более терпеливого учителя, Николай спустился в самое пекло преисподней. Там - то он мог рассчитывать на полное безразличие к мирским делам.       Хозяин продал меня…       Я пошла с Николаем. Не буду рассказывать о своей адаптации к этому ненавистному мне миру, потому что не хочу…вспоминать. Больно.       Сначала наши отношения с этим жестоким подростком, любившим в свободное от учебы время потрошить котят, не очень - то сложились. Парень просто не мог понять, почему единственный дорогой ему человек отказывается возиться с ним, учить его? Всю свою ненависть Адам сливал на меня. Но что мне было до противного маленького подростка и его злобы? Я купалась в раскаленной лаве, если тебе это хоть что - то да говорит. Не обращая внимания на нападки в мою сторону, я просто делала свою работу: учила. Причем, учила очень древним искусствам, которыми не владел даже искушенный в знаниях Николай.       Скоро Адам привык ко мне. Стал делиться своими переживаниями и маленькими секретами. Ведь он был абсолютно один: Николай совсем его забросил. Он превратился в одержимого идеей мирового господства.       Потом настал момент, когда Адам показал мне дневник. Парень выпросил его у приемного отца, так как тот был больше не нужен Николаю.       В отличие от любящего папу глупого ученика, я сразу поняла причину усыновления. Признаться, Адам стал мне не безразличен. Сколько раз я целовала его, чтобы он смог преодолеть ту тупую физическую боль, которую ему доставляли наши трудоемкие занятия! И он был мне за это благодарен!             Камилла замолчала. Видно, эти воспоминания так тревожили её сознание, что каменная маска на её лице наконец - то дала трещину.       Сколько же ей лет? Ну конечно, не 19! Возможно…нет, слишком много! Но она же демон! Страшно спросить: неизвестно, каким вопросом она ранит меня в ответ.       Тут суккуб продолжила более эмоционально:       -А вот и платная часть моего повествования. Цена - твои ответы.       Однажды, когда вампиры пировали, отмечая победу над своими конкурентами, в зал втащили целое меню: семью из четырех человек. Мужчина, отличавшийся атлетическим телосложением и три хрупких женщины: мать и две дочери. Мужчина бредил, исходя слюной. На его шее вздувались синие жилы: бешенство. Эту семью вампиры нашли на пустой дороге, молящей о помощи.       Как позже выяснилось, отца семьи покусала больная собака, когда он вышел посмотреть на неполадки в машине. Еле как остановив кровь из порванных ран, его жена стала звать на помощь, так как сама она водить не умела. Ближайший населенный пункт был за 250 километров от того злополучного места. Так они, отчаявшиеся, были найдены кровопийцами.             Обезумев от веселья и жажды, полупьяные вампиры, оттолкнув бормочущего что - то мужчину, впились в молодые женские тела. Насытившись, они стали извращаться над бедными людьми, которым просто не повезло.       Мужчина с ужасом взирал на все это. Почти умирая, он пытался помочь жене и дочерям, но куда ему было тягаться с убийцами полуночи.       Ослабев от насилия, побоев и выпитой у них крови, женщины молили о смерти.       Но Николай, большой любитель разврата, не унимался. Не желая дарить несчастным такой дорогой подарок, как смерть, он подошел к одной из дочерей, схватил её за волосы и произнес своим шипящим голосом:       -Заслужи!       Что творилось дальше, я не буду описывать. Уж очень уж это…морально отвратительно. Даже для меня.       Когда Адам появился в зале, эти три фигуры скорее напоминали кровавый фарш, чем людские тела.       И тут произошло то, что и стало за этот вечер наиболее важным и решающим событием.       Не привыкший к такой жестокости молодой Адам хотел уйти, чтобы не видеть этого зрелища, но по дороге споткнулся об ещё одно умирающее тело:       -Убей их…пожалуйста… прекрати их мучения, молю тебя!       Да, мужчина до их пор был жив. Его мощные физические показатели еще боролись с болезнью, которая текла по его венам.       -Хорошо…       Адам резко развернулся, схватил с праздничного стола огромный нож и поочередно вонзил его в изуродованных мать и дочерей. Они мгновенно скончались.       Вампиры были в шоке: мальчишка проявил своеволие! Но никто не посмел наказать Адама. Даже сам Николай, молча взирающий на то, как его преемник, несмотря на хилость, утаскивает из зала огромную фигуру.       Я до сих пор не понимаю, зачем Адам это сделал. Какой мотив был в его поступке? Чтож…       Он в первый и последний раз за свою жизнь прокусил шею безнадежного человека…       Когда я нашла навестить его, он лежал, чуть живой, поверх тела этого несчастного, так трагично потерявшего своих родных.       Я выходила обоих. Николай не мешал мне, так как не хотел проблем с сыном, привязавшимся к своему новому другу.       Странно, но этот укус стал своеобразной стерилизацией клеток мозга. Вадим (так звали мужчину) не умер. Он выжил, хотя не очень - то этого и хотел. Мало того, с ним творилась какая - то странная метаморфоза: он стал ещё сильнее, его мышцы будто были сделаны из стали. Удивительно, но он мог делать такие вещи, которые впринципе невозможны. Или были возможны, но в далеком прошлом. Как - то, разговаривая с Вадимом, Адам заметил у него сколотый зуб…       Клык получил свое новое имя.       Я никогда такого не видела, Клык стал оборотнем. Видно, собачья кровь и кровь вампира с рождения, смешавшись, создали непобедимый гибрид животного и создания тьмы - вервольфа.       Не берусь утверждать, но Клык - единственный из ныне существующих метаморфоф - людей - животных.       От их древнего рода остались одни сказания и мифы.       Вадим также искренно полюбил Адама. Это сейчас мой бледный ученик позволяет себе некоторые вольности с ним…видно, при посторонних. На самом же деле, не будь у вампира Клыка, он бы давным давно сошел с ума от одиночества и потерь. Да, вампиры: одинокие хищники, не ведающие усталости и черпающие силы у темноты…Да, они не могут любить, так как их сердце мертво…Да, все это такая же суеверная чушь, как семь кругов ада!!!       Кульминация этого трагичного рассказа произошла спустя год, когда Николай, отчаявшись найти талисман и устранив тысячу нерадивых ищеек, решил, что его патриархальный век неумолимо приближается к концу. Он чувствовал неизбежность будущего. Адское племя больше не слушалось его. Оно стало своевольным и неподчинимым. Тут пришло время Адама.       Николай серьезно поговорил с ним, первый раз за эти шесть лет. Он объяснил, что его народ погибает, что ему нужна защита такого, как он, одаренного новичка (конечно, очень легко прикрываться общими бедами!). Адам внимательно его выслушал, ни разу не перебив. Он отнюдь не был уже тем глупеньким доверчивым сосунком, о нет! Прекрасно понимая, КАК будет вестись политика, он отказал приемному отцу, пожелав остаться самим собой. Николай воззвал к уважению покойного отца, друзей, убеждал его, как мог.       Бесполезно.       Рассвирепев, Николай ударил его так, что, будь он немного послабее, точно испустил дух. Готовясь к новому удару, Николай почувствовал прерывистое дыхание у себя за спиной. Эти звуки походили на помесь радости и небывалого удовлетворения.       Не успев осознать опасность, глава вампирского братства лишился своей…главы. Иронично…       Клык слизывал темную густую кровь с острого лезвия. От этого он становился лишь сильнее. Он отомстил убийце его прошлого и спас свое будущее - Адама…хозяина…       Нас не искали. Всем было глубоко наплевать на Николая и на его несовершенные амбиции…Но мы не отказались от идеи найти талисман и вернуть наследнику законные силы!!!       Эту фразу Камилла прокричала хриплым голосом, находясь в какой - то агонии. Сладостной агонии фанатика.       От её выкрика соседние кресла возмущенно пошевелились и тут же замерли, снова погруженные в беспокойный сон.       Тимур ничего не говорил. В его голове шумел целый рой мыслей и абстрактных картинок, иллюстрирующих рассказ суккуба.       Перед глазами вспыхивал образ Клыка: вот он, весь такой неотесанный и мужиковатый, опускает руку в свой громадный карман и достает фотографию семьи: уже желтую, тусклую, с порванными краями. Такой же сирота, как и он. Вот его новая семья, и ему в нем комфортно. Он полезен. Ему доверяют, его любят.       А меня?       Нет. Гоша был его семьей. И его он потерял, несомненно. Возможно, Тимура тоже примут в это чудаковатое сообщество?       -Ну, - слегка успокоившись, продолжила девушка, - теперь плата. Я оцениваю свой рассказ в…да, пожалуй, в три вопроса. Не так уж и много. Ты готов?       -Да…       -Отлично. Скажи мне, Тимур, что ты испытал, увидев свою мать со стеклянными глазами там…на кладбище?             Дыхание перехватило.       Как же я сразу не догадался, что она будет мучить меня???       Десятиминутный шок.       Немая сцена всплыла в памяти: лето, запах преющих трав и черные, красивые, шелковые ленточки на порывисто - холодном вечернем ветру…       -Я жду правду, Тимур.       -Я…я…я подумал, что…что ей, должно быть, холодно. Она такая бледная…такая красивая..и молчит…       -Дальше…       Полное онемение.       -Может, она обиделась на меня? За то, что я порвал её сиреневое платье…её любимое…почему молчит?       И вдруг видение: маленький черноволосый мальчик с особой ловкостью вырывается из рук какой - то тетеньки и, спотыкаясь о венки, кричит:       -МАМА! Мамочка! Ну прости! Я не хотел! ПРОСТИ! Мы тебе новое купим! Не обижайся, мама! Поговори со мной!       И тут он внезапно останавливается, тихо плача: у мамы такие черные глаза, как две ямы…       Крепко стиснув зубы, Тимур повернулся к окну.       Будь ты проклята, демоница!       Камилла, тем временем, рассматривала его. Да. Ему больно. Но он должен научиться платить за свои желания. Это суровая правда жизни.       -Второй вопрос…       -Тимур замер в ожидании чего - то страшного…       -Что ты видел на тридцать пятом дне рождения твоего приемного отца?       Да, догадки Тимура подтвердились. Она действительно знает самые что ни на есть ужасные минуты его жизни. Но зачем она спрашивает о них? Чтобы подавить его, унизить, заставить страдать? Или для чего - то ещё, более неопределенного?       На этот вопрос Тима ответил с каким - то пугающим безучастием:       -Я все помню…Было много народу, неизвестных и противных мне людей…От них разило табаком и чем - то крепким…Он был пьян, хотя праздник ещё и не начался…Он кричал на меня, чтобы я ушел и не путался под ногами…называл меня дворнягой, бесприютным щенком…Я забился под стол, как затравленная лисица и сидел там, пока Он не крикнул, чтобы я вылезал…Я побоялся ослушаться…Под гогот его озверевших дружков Он попросил позвать его жену…       Она была с кем - то, я не знаю, с кем…Она даже не смущалась, Ей было абсолютно все равно…В ответ на приглашение именинника выйти в зал к гостям, Она лишь наградила меня презрительным смехом…Он спросил, я ответил…Сказал правду…Я был мал и глуп, многого не понимал…       Он долго избивал её…когда все ушли, Он долго избивал её…Помню, простынь настолько была пропитана кровью, что её впору было отжимать…Но Ему помешали…Те картонные стены не смогли остановить крики…Она вырвалась, ей помогли соседи…       Тимур замолчал. Пустые тусклые глаза говорили о полном безразличии к воспоминаниям. Ведь он не любил их, эту ущербную семью. Да и они не питали к нему особой нежности. Было вообще непонятно, зачем им был нужен ребенок. С какой целью эта чета усыновила Тимура?       Камилла почувствовала, что на этот раз ошиблась. Ему было все равно, Тимур не чувствовал своей вины…Да её и не было!       -Хорошо, ты молодец: исправно платишь по долгам. Третий вопрос: зачем ты написал то письмо для Дмитрия?       Да, это уже больнее. Но Тима разгадал замысел суккуба: если он будет смотреть на все это, как на прошлое, стыд и чувство вины не будут столь тяжелы: что сделано, то сделано.       Поэтому, немного подумав, он рассказал:       -Я ей нравился, как и она мне. Но моя симпатия заканчивалась лишь физическим влечением: никакой духовной связи, лишь тупая физиология. Да Димка был просто без ума от этой девчонки! Как он за ней бегал! А она была неприступной, как убеждения коммунистов. Но Настька стала его девушкой…чтобы быть ближе ко мне…черт, как же меня это забавляло! Обычно мы гуляли вчетвером: он, она, я и какая - нибудь местная красотка со мной. Как было печально её лицо, когда она смотрела на нас! А плакала Настя так тихо и незаметно, что окрыленный Димка даже не замечал этого…       Но Настена все - таки поборола свою слабость. Раньше она была такой послушной: была готова выполнять все мои прихоти…Анастасия убила демона искушения и осталась верна Димке…Моей ярости не было предела! Как можно было променять меня на этого ничтожного тюфяка? Да он так слеп, не видел её радостно горящих глаз, когда я уступал ей место на лавочке!       Я написал письмо Диме. Рассказал ему о наших якобы любовных похождениях…придумал такое, что создатели порноиндустрии просто тихо курят табак в беседке. А он, дурак, поверил! Оказалось, Димон знал о Настькиной нездоровой симпатии и, чувствуя себя ишаком на веревке, вскрыл вены…Я не знаю, что стало с Настей. Она ушла из института…она его любила…да ведь это было совсем недавно…письмо не нашли, наверное, он его сжег.       Камилла была удивлена. Он рассказывал с такой беспечностью! Его душа настолько прогнила?!       -Я ответил на твои вопросы.       -Да, ты ответил. Мы друг другу ничего не должны.             Сообщили о скорой посадке. Пассажиры, недовольные таким резким пробуждением, стали пристегивать ремни, тихо бурча что - то о нарушенном сне. Послышался довольный рык Клыка. Оборотень сладко потягивался. Видно, он пребывал в самом радужном настроении, возможно, из - за долгожданного отдыха.       И лишь Адам не смыкал глаз. Неудивительно, вампиры редко видят сны…у них вообще нет такой потребности.       Он внимательно следил за этой немного садомазохической игрой. Адам был неприятно поражен.       Зачем она ему рассказала? Какой смысл? Чего Камилла хочет добиться? Она ослушалась его приказов, мерзавка! Он накажет её, несмотря на глубокую симпатию к этой демонице.       Да. Она не будет сопротивляться. Конечно, суккуб сильнее его и Клыка, вместе взятых, но Камилла не посмеет и пальцем его тронуть. Ведь она - его собственность. Николай купил Камиллу, так что она скована с ним самыми крепкими оковами ада - рабством…             Тут Адам обрадовался и, одновременно, испугался своей догадки: она хочет освободиться засчет этого мальчишки…но как?       Наконец - то долгий полет был завершен. Разминая кости и шумно переговариваясь, подростки - студенты первые вскочили со своих мест и рьяно двинулись к выходу. Жизнь била ключом в их молодых сердцах. Пассажиры постарше, втайне завидуя такому оптимизму, желчно косились на них и, тяжело двигаясь, стаскивали свои пожитки в верхних полок. Не отставали и они.       Тимур поразился резкой смене климата и температуры: из прохладного самолета в раскаленное мальтийское пекло.       Клык, довольно прищурясь, подставил свое изрытое глубокими шрамами лицо солнцу, а Адам поглубже завернулся в плащ. Молодежь задорно смотрела на него, как на умалишенного.       Камилла никак не отреагировала на этот зной. Ей. Родившейся в искрах и лаве, было обыденно стоять под лучами небесного светила.       В аэропорту их встречали хитрые загорелые мордуленции таможенников. Улыбаясь своей белоснежной из - за темной кожи улыбкой, они что - то бойко говорили на своем непонятном языке, восхищенно косясь на Камиллу.       Да…как будто и не уезжал из матушки - России!       Потребность умыть лицо с долгой дороги подтолкнула Тимура зайти в уборную. Тихо вздохнув, он открыл кран и отдернул руку от неожиданности: труба лопнула. Пол медленно покрывался пленкой воды. Намочив носки, Тима тихо выругался. Обернувшись, чтобы выйти, он увидел то лицо, о котором он уже и позабыл: эти зеленые глаза, эта ухмылка, густые блестящие волосы…и, как бесплатное приложение, пистолет в тонкой хрупкой ручке, смотрящий дулом в его висок.       -Здравствуй, - тихо произнесла девушка, смахивая с лица мокрые пряди: её одежда была влажной, будто она недавно купалась и забыла полотенце.       -Здравствуй, - так же тихо сказал Тимур, неожиданно признавший её черты: она напомнила ему…самого себя…       Но это невозможно…       -Предатель, - все так же тихо прожурчал её звонкий голосок…       Выстрел…       продолжение следует..