Долг

Долг Автор: Ogloi копирование запрещено          Вверх устремились ледяные шпили. Белый, серый, их всевозможные оттенки и искрящийся, морозный голубой. Пронизывающий холод. Внизу черно. Краски густеют, смешиваются, основание скалы теряется во мраке. Пропасть. И над ней, властно раскинув крылья, зелено-синие, с металлическим оттенком, парил дракон. Огромный, с мощными лапами и головой, чуть запрокинутой набок. Тусклый свет маленького, затаившегося за одной из гор солнца, едва заметного, даже жалкого, слегка касался его чешуи, пробегал по спине, чтобы затем растворится в неизвестности. Глаза создания - темно-фиолетовые, словно припорошенные пеплом - задумчивые и необыкновенно прекрасные. Есть в его одиночестве немного печали. Не тоски, нет, это удел слабого; лишь осознание того, что тебе никто не нужен. Только ветер.        Я сидела на кровати и рассматривала рисунок ковра. Никогда не понимала, откуда у столь ничтожных людей, как он, мог взяться вкус. Наверное, это чистая случайность, совпадение. Не иначе. Я снова взглянула на хитросплетение узоров. Так красиво. Улыбаюсь.        Какой-то монотонный звук. Стараюсь сосредоточиться, понимаю - что это тикают- шуршат часы на стене. Сложно собраться с мыслями - он мешает, все не может успокоиться, кричит, размахивает руками. Чувствую нарастающее отвращение. Он ужасно надоел. Поднимаю голову, встречаюсь взглядом. Его лицо искажено. Он кидает мне в лицо обвинения, изображает праведный гнев. Старо как мир. Еще немного и начнет перечислять по пунктам мои прегрешения и свои обиды. Он нескоро успокоится. Как же хочется тишины… Волна презрения накатывает, подминает под себя. Не могу сопротивляться. Хватит.        Встаю и иду к столику. Там лежит моя сумка. Он сбился и закричал мне что-то вслед. Подумал, что я ухожу. Нет.        Я не останавливаюсь. Он быстрым шагом нагоняет меня, хватает за руку, разворачивает к себе. Тяжело дышит. Что-то спрашивает, но я не отвечаю. Не хочу разговаривать. Все было сказано уже давно. Он сильно сжимает руку выше локтя, задает какие-то вопросы. А может, угрожает? Или просит? Неважно. Смотрю на него. Пристально, долго. Равнодушно. Его рука слегка дрожит. Хватка ослабевает. Высвобождаю руку, разворачиваюсь к нему спиной и продолжаю свой путь к столику. Не вижу, чувствую, как он стоит сзади с опущенной головой. Замолчал. Тишина. Лишь его дыхание и тиканье часов.        Протягиваю руку, беру сумку. Какое-то время уходит на то, чтобы открыть ее. Движение сзади. Голос. Его непривычно слабый голос. Мне не нужно слушать, я и так знаю, что он скажет. Чтобы не затягивать, не дожидаюсь, когда он закончит, отвечаю сразу:        - Нет.        Думаю: может, действительно просто уйти? Может, он понял? Поворачиваюсь, гляжу на него. Несколько секунд он стоит не двигаясь. Потом снова начинает говорить, взахлеб, не переставая, глотая слова, боясь не успеть. Делает шаг навстречу. Громче. Еще и еще. Очень громко. Невыносимо. Голова… Моя голова…        Все.        Резким движением достаю из сумки пистолет. Направляю на него.        Слова застыли, в испуге корчась и разлетаясь на куски. Он смотрит на меня. Затем на оружие в моих руках.        Он не понимает. Недоумение.        Он осознает. Страх.        Он выставляет вперед руки. Неужели он думает, что руки спасут его от летящей в сердце пули? Нет, конечно, нет. Просто инстинкт.        Я слежу за ним. Я медлю. Он стоит на крыле дракона, он стоит на моем любимом ковре. Он неправильно понял мою нерешительность: пятясь назад, стал извиняться, просить, умолять. Теперь он действительно жалок. Так, как еще не был. Я нажимаю на курок. Оборвавшийся крик. Приглушенный звук падающего тела. Резкий запах крови.        Бросаю пистолет. Подхожу к нему, распростертому на полу. Ногой, брезгливо, пытаюсь отодвинуть его с ковра. Тяжелый. Спустя несколько попыток мне это удается. Но все равно не успеваю. Он непоправимо испорчен. Отвратительное пятно, багрово красное, расползлось, задело дракона, коснулось одной из скал. Ничего не сделать.        Обидно.        Иду к выходу. Беру сумку. Оборачиваюсь, бросаю последний взгляд на бело-серую мечту. Меня переполняет ненависть. Жгучая, холодная. Подхожу к нему, мертвому. Как жаль, что нельзя убить его снова.              * * *        Автобусная остановка. Падает снег. Пасмурно. Стоят люди. Много людей.        Неорганизованная хаотичная масса. Кто-то бормочет, кто-то, насупившись, выжидает. Третьи, окидывая остальных высокомерным взглядом, хмурятся и вздыхают. Не хочу больше смотреть на них. Противно.        Краем глаза замечаю неуловимое изменение. Словно прошла рябь. Фокусирую взгляд. Столб, заклеенный объявлениями, поцарапанный, грязный, чем-то привлекает внимание. Чем? Не могу понять. Закрываю глаза, сильно зажмуриваю их, через секунду открываю. И наталкиваюсь на ответ взгляд. Он ярко-желтый, с черным вертикальным зрачком. Внимательно изучает меня. Он на столбе. Легкая дрожь. Но любопытство сильней.        Только сейчас до меня доходит, что он не один. Десяток, как минимум. И все смотрят на меня. Изредка моргают. Они завораживают. Хочу подойти поближе, я должна сделать это! Делаю шаг. Словно толкаю перед собой каменную глыбу. Второй. Воздух сжимается, давит со всех сторон. Трудно дышать. Третий - и мир взрывается болью. Белые точки перед глазами. Но позади них желтые огни. Я знаю, мне необходимо дойти. Это важно.        Четвертый шаг заставляет сложиться тело пополам, чуть не ломаются кости. Невыносимо. Понимание того, что больше я не вынесу, приходит одновременно с осознанием, что путь (куда?) мне открывают в первый и последний раз. Другого шанса не будет.        Я собираю остатки воли. Призываю силы. Я не верю, что смогу. Но попробовать я обязана.        Пятый шаг. Сквозь поры сочится красная кровь. Сознание впитывает образы, силится их понять. Тщетно. Падаю на колени. Кровь капает на белый снег. Черный зрачок следит за мной. Я проваливаюсь в пустоту.              * * *        Сознание возвращается резко, как вспышка. Тело само по себе, отдельно от разума. Кричит, надрывается моя память. Хочу опереться руками, приподняться. Ладонь упирается о землю. Не об асфальт. Я не удивляюсь. Знаю: так и должно быть.        Сажусь, открываю глаза. Сладостное ощущение, не представляю, с чем связанное. Предчувствие вновь обретенного счастья. Забытой мечты.        Встаю на ноги, как ни странно, мне это удалось. Боль исчезла. Пропала. Растворилась. А была ли она? Какая разница…        Я стою на утесе. Он клином устремляется вперед, врезаясь и рассекая на две части небо. Белое с одной стороны и серое - с другой. В них сияют огни. Миллиарды, мириады… Разноцветные, искрящиеся. Иногда они превращаются в полосы и пробегают по небосклону, оставляя серебристый след. Не было ни солнца, ни луны, в них просто не было необходимости.        На западе небо плавно перетекает в море. Оно неспокойно. Оно шумит и волнуется, вздымающиеся волны, где темно-багровые, где ярко, ослепительно красные, в ярости бьются о черный камень скал. Над ним кружат какие-то птицы, отсюда и не разглядеть. Ступаю вперед. Томление. Меня ждут там, вдали. Ускоряю шаг, почти бегу. Сворачиваю по направлению нависшей над морем скалы. То тут, то там среди камней появляются мелкие заросли голубо-серой травы. Они мила мне. И очень дорога. Хочу остановиться, разобраться в своих чувствах, но не могу, ноги несут меня вперед и ввысь. Скоро. Что-то словно поет внутри. Душа? Откуда, я никогда не верила в ее существование… Цель близка. Трава уже везде. Как ковер, она раскинулась под ногами. Так приятно ступать по ней. Как приятно… Память вновь заходится в немом крике. К черту ее. Пришла. Это слово эхом разнеслось в голове, тихо замолкая. На краю утеса, над обрывом, то, что звало меня. Или то, к чему взывала я?..        Дерево. Со стволом, отдаленно напоминающим мрамор, холодным и живым на ощупь. Не громоздкое, не громадное, но излучающее силу и мощь. Листья - в форме неправильного лепестка, сине-зеленые, иногда голубые. Непривычно жесткие и шершавые.        Я села на камень неподалеку. Отсюда было видно и объект моих исканий, и море. Задумалась. Я здесь, чтобы отдать долг. Если я это сделаю, то смогу остаться. А другого мне и не надо. Большего счастья я не могла представить себе. Это мой мир. Он всегда им был. И теперь им навсегда останется.              * * *        Лежу. За окном сильный ветер. Окна не спасают. Зябко.        Я силюсь вспомнить что-то, судорожно хватаюсь за обрывки совершенно никчемных воспоминаний, в отчаянии отбрасываю их. Что я ищу? К чему…        Я сжимаю что-то в руке. Не помню. Откуда? Подношу к глазам, пытаюсь разглядеть. Травинка. Только странная. Не такая, какой должна быть. Глаза понемногу привыкают к темноте. Цвет. Не зеленая, скорее сиреневая…        Тишину разрезает крик. Память услужливо делится всеми подробностями. Я кричу и не могу остановиться. Легче не становится. Наоборот.        Вдалеке хлопают двери. Ближе. В комнату врываются люди. Они хватают меня за руки и за ноги. Я не могу двигаться. Но продолжаю кричать. Боль в левой руке. Разум тускнеет. Не в состоянии бороться.              * * *        Больше не слышу ветра. Комната без окон. Только одна дверь. Я одна.        Думаю, что делать. Голова плохо работает. Чувствую отупение во всем теле. Должна собраться. Черные скалы…        Приходит идея. Оно откликнулось на мой неслышный зов тогда. Почему бы не попробовать сейчас? Упираю все мысли в одну точку: долг. Сижу. Во времени не ориентируюсь. Сколько прошло? Одергиваю себя. Не надо паники.        В комнату не проникает ни единого звука. Тишина. Но она мертвая. Это раздражает. Мысли разбегаются. Силюсь их остановить. Ищу на стенах черные зрачки. Глупо. В такой темноте я их не увижу.        Сижу. Багровое море… и над ним создания, которых нет и не должно быть, но это не имеет значения, ведь багрового моря тоже не может быть…        Облокотилась на стену. Перед глазами немыслимые звезды на двух половинках неба… Глаза слипаются… А в этом небе парит дракон…              * * *        Покачнулась. Опрокинулась. Словно кубик перевернули на боковую грань. Дверь надо мной. И снова скрип невидимого механизма. Движение. Упала на потолок. Вздымается пыль. Почему-то светло. Но источника освещения нет. Пыль кружится. Вроде маленькой воронки. И, перед тем как комната совершает новый кульбит, успеваю запрыгнуть в этот импровизированный водоворот.        Вновь падение. Мягкая трава смягчает удар. Впиваюсь в нее глазами. Нет, обычная. Значит, не весь еще путь пройден. Встаю. Жду озарения - что делать дальше. Не приходит. Что ж, позже.        Я на поляне. Где-то там виднеется лес. Хочу отвлечься, поэтому иду по направлению к нему. На небе собираются тучи. Сгущаются тени. Не обращаю внимания. Оказалось, зря. Странный звук. Свист. Как от удара хлыстом… Интуитивно запрокидываю голову. На огромной скорости на меня несется сеть. Серо-матовая, из тонких стальных нитей. Отпрыгиваю так далеко в сторону, как только могу. Переворачиваюсь на бок. Наблюдаю за тем, как сеть, врезаясь в землю, разрезает ее на много маленьких кусочков. Они начинают шататься, и с грохотом обрушиваться куда-то вниз. На месте части поляны - зияющий провал. Свист повторяется. Я уже догадываюсь, к чему это, но все равно смотрю наверх. Одна сеть, две, три…их сотни…        Вскакиваю и бегу по направлению к лесу. Бесполезно - это очевидно, но ничего другого в голову не приходит. За мной обрушивается земля. Свист невыносим, он рвет барабанные перепонки. Хочется заткнуть уши руками, свалиться на землю и свернуться клубком, но надо бежать…        Время выворачивается наизнанку. Я вижу его структуру. Хватаю за ближайшую нить, тяну изо всех сил. Стремительность. Все смазалось. И вот я у леса. Хорошо это или плохо? Все мысли перечеркивает фиолетовый цветок на нижней ветке ближайшего дерева. Надо торопиться. Но я шатающейся походкой, медленно, неуверенно, боясь ошибки, иду к нему. Лепестки цвета лаванды и серебристые разводы на них. Протягиваю руку. За спиной, слишком близко, слышится свист. Прикосновение. По телу пробегает электрический разряд. От неожиданности жмурюсь. Земля уноситься куда-то вниз и вбок. Меня швыряет в неопределенном направлении. Все. Прекратилось. Кружится голова. Запах гари бьет в нос. Я валяюсь на каких-то коробках. Приподнимаюсь, отряхиваюсь. Чуть различимый стон. Где-то рядом. Иду на звук. Он становится громче. В полутьме немного различаю предметы. Стон усиливается. Он преисполнен муки. Заворачиваю за некое подобие ограждения из всевозможных предметов. Вижу человека. Он лежит на полу. Весь в ожогах. Плоть в некоторых местах разорвана, кое-где проступают осколки костей. Одной руки просто нет. Другая - то, что это рука можно догадаться лишь по наитию. Лицо - кровавое месиво. Не представляю, как он еще жив. Снова стон. И сразу - грохот, взрыв. Сверху летит не выдержавшая толчка балка. Все валится. Пытаюсь выбраться из здания. Прикрывая голову руками, пробираюсь по коридору. Наконец - выход. Немного отхожу от здания, как оно, просев, рушится. Я рада, что успела.        Опять взрыв. Совсем рядом. Плохо. Надо найти укрытие. Впереди покосившийся дом. Он - моя цель. Кое-как добегаю, хотя грохотало еще не раз. За углом натыкаюсь на человека. Он испугался меня. Не знаю, кто здесь с кем воюет, и почему, но мне это неинтересно. Просто неприятно встречаться с такими убогими представителями рода. Чего он дрожит? Я даже не успела ничего сделать. Пытаюсь обойти его, он от ужаса вжимается в стену. Стараюсь не смотреть на него, иду дальше. Успела сделать шагов десять. Потом хлопок, пронзающая боль и из моего левого предплечья хлыщет кровь. Прикладываю руку. Вроде не очень серьезно… Оборачиваюсь. Гаденыш! Когда я пошла на него, из его предательски дрожащих рук выскользнуло на землю оружие. Теперь я справлюсь с ним без труда. Я слишком зла, чтобы проиграть.        Подхожу. Поднимаю оружие. Смотрю в его глаза. Хочу унизить, перед тем как убить. Затем стреляю. Не в сердце. В лицо. Он заслужил.        Он медленно по стене сполз на землю. Кровь смешалась с песком. Куртка распахнулась, и из внутреннего кармана что-то вылетело. Нагнулась посмотреть. Фотокарточка. На ней улыбающаяся девушка лет двадцати пяти, у нее глаза цвета лаванды. И необычные, серебристые пряди волос, спадающих на плечи. Нашла. Я прижала карточку к сердцу, при этом запачкав ее кровью. Разозлилась. Но мир уже стремительно уносился прочь, так что мне некогда было придумывать способы излить гнев.              * * *        Пол из квадратов трех цветов: белый, красный, черный. Ни стен, ни потолка, все терялось в белесой дымке, похожей на туман. И куда ни глянь - ничего, только три цвета: красный, белый, черный. Куда?        Все равно надо идти.        Я пошла налево от своего изначального положения - наудачу. Иногда сверху, из-за подобия потолка слышались какие-то звуки: скрежет, звон… Может, мне это только казалось. Болело плечо. Терпимо, но неприятно. Но ничего не поделаешь, это место не располагало к отдыху, хотелось скорее выбраться отсюда. Оно действовало угнетающее. Словно карикатура на бесконечность. Ничего. Справлюсь.        Скоро… хотя, я не знаю, когда… впереди показались невысокие сооружения, выстроенные в два параллельных друг другу ряда. Хотела ускорить шаг, но я потеряла слишком много крови, и силы мои слабели. В голове носились тревожные мысли. Не успеть. Не получится. Не ты. Гнать прочь их порядком надоело, да и все равно вернутся. Пускай бесятся.        Прошло время. Я подошла настолько близко, что смогла разглядеть то, что было впереди. Зеркала. Много зеркал. Все одинаковые, вставленные в глыбы из белого мрамора и хрусталя. Когда я поравнялась с первыми из них, то остановилась. Чего ждать?        Осторожно, крадучись, я продвинулась вперед. Заглянула. Отпрянула. Снова заглянула. В ответ мне из зеркала клубилась пустота. Отражения не было. Медленно пошла мимо них. Во всех тоже самое. Дошла до конца, развернулась, побрела обратно. Так несколько раз. Ничего.        Решила задержаться у одного из зеркал. Сначала ровная гладь. Но словно внутри что-то зашевелилось, и клубящаяся серая муть стала проявляться, вырисовывались очертания, приобреталась форма. Засосало под ложечкой. Тошнота. Страх. Облако стремительно сжалось… Не выдержав этого нарастающего животного ужаса, я отпрянула. И в этот миг зеркало разбилось на множества множеств осколков, на долю восприятия зависших в воздухе, и разлетевшихся во все стороны. Мне слегка задело. О том, что могло быть, я имела очень яркое представление. Так что пустяки. Много маленьких царапин, саднящих, кровоточащих исполосовали руку. И несколько ранок, из которых еще предстояло вытащить осколки. Боль не имела значения. Только цель.        Последующее время я занималась извлечением крошечных частичек зеркала из своей плоти, потом успела проверить еще три из оставшихся. Но четвертое по счету - правый ряд, шестое от начала - было иным. Оно в точь повторило все действия предыдущих. Но не было страха. Наоборот, с концентрацией темного облачка приходило успокоение. Я ждала. Быть может, это самоубийство. Хоть я и думала так, но не двигалась с места.        Оно взорвалось. Но не осколками стекла, а морозным светом. Он окружил меня. Легкая свежесть. Приятный холодок ласкает кожу. Левая рука практически онемела, но правой я все пыталаюсь дотронуться, прикоснуться к сиянию фиолетовых звезд… но белая птица села мне на плечо. Она шептала мне на ухо. Щекотала взъерошенными перьями шею. Я стояла, и благодаря тихому шелесту ее слов уверенность растекалась по телу. Я близка. Я приду. Я скоро приду.              * * *        Лунный свет разбудил меня. Он растекся по одеялу и принял форму причудливого змея. Он извивался, а его смех отражался от стен, бился в окно. Я встала. Ныла левая сторона тела. До окна было всего несколько шагов, но они дались мне мучительно тяжело. Кто-то ворочался во тьме. По дороге я наткнулась еще на одну кровать и чуть не упала.Послышалось недовольное ворчание. Осторожнее. Спокойней.        Окно.        Я пытаюсь открыть его, но оно не поддается. Дергаю сильнее - безрезультатно. Лунный свет нетерпелив - он подталкивает меня, торопит.        - Потерпи. Сейчас.        Глаза ищут по комнате. Ничего. Словно все предметы, которыми можно было бы разбить стекло, были намеренно изъяты из комнаты. Ну что ж. Сильно размахиваюсь, вкладываю в удар оставшиеся силы. Удар. Звон стекла. Веселый, задорный смех света, полный благодарности. И еще какой-то звук: неприятный, резкий - звук сирены. Просыпаются люди, испуганные и недовольные.        Лунный зовет. Прыгает по оконной раме и подзадоривает меня. Подхожу к нему. Выглядываю в окно. С высоты пятого этажа вижу, как внизу раскинулись два букета: белый и фиолетовый.        Весна. Цветет сирень.        Лунный стремглав бросается вниз. Я очищаю раму от осколков, чтобы не пораниться. Топот шагов.        Сердце радостно бьется. Все ближе к выполнению долга. Встаю в оконный проем. Вдыхаю полной грудью ночной воздух. Хочется петь. Мне улыбается луна. Ветер шелестит и шепчет. Сзади кто-то с грохотом распахнул дверь. Я не оборачиваюсь. Я делаю шаг. Падение.        Ломаются ветки деревьев. Ломаются кости. Я ошиблась.        И в последний миг перед тем, как мое сознание погасло навсегда, я подумала о том, как глупо вышло. Ведь это ужасающе несправедливо. Я не боялась смерти, нет. И боль не пугала меня. Просто жаль умирать, когда где-то, пусть далеко, о черные скалы разбиваются волны багрового моря. Моего моря. С которым меня нет и уже никогда не будет.