Пепел

Пепел Автор: Виктор Дакруа копирование запрещено          Клубы серого дыма наползали на облака, сливаясь с ними в одно целое, растворяя в себе мёртвые крылья ветра, неотвратимо падающего вниз, чтобы навсегда остаться лишь лёгкими кругами в мутной воде грязных луж или едва заметным шевелением последних осыпающихся листьев…        Но в самом небе всё равно существовал только пепел.        И казалось, что сейчас этот пепел падал на мои глаза, не давая открыть веки, пытаясь сделать меня слепым, лишить мой мир оставшихся блеклых красок. Сперва меня охватила паника, но потом сознанию всё же удалось прорвать смятую пелену тяжёлого сна, вырваться на свободу.        Но было ли это лучшим выходом?        Я присел, опираясь на локоть правой руки, и огляделся вокруг. Сперва удалось рассмотреть лишь пласты дыма, окутавшие лестницу, но потом сквозь его пелену начало просматриваться кое-что ещё. В первую очередь меня интересовал тот знак, ставший порталом и забравший с собой фаарга. Почему-то я был уверен, что меня он тоже мог забрать так же легко, видимо, пока это просто не входило в планы его создателя.        Поднявшись на ноги, я медленно подошёл к стене, у которой стоял ещё совсем недавно, зачарованный яркими красками, проступившими на поверхности шара. Но стены по-прежнему видно не было - создавалось впечатление, что именно оттуда дым валил больше всего.        Я спустился на пролёт вниз так быстро, как мог, и выглянул в отверстие бойницы в надежде определить источник огня, но ничего не увидел. Всё оставалось таким же, как в прошлый раз, возможно, только ещё более серым и безжизненным. Пришлось вернуться обратно. Мгла, впрочем, почти уже рассеялась, и я наконец смог увидеть, во что превратился потухший символ.        Казалось, будто контуры, образующие знак, обуглились, сгорели от огня как дерево, превратившись в зияющие чёрные шрамы. Да, именно оттуда и шёл дым, постепенно превращаясь в полупрозрачные хлопья белого тумана, стелющегося по ступенькам. Шар в центре стал таким же, из него к тому же медленно текла какая-то тягучая чёрная жидкость, больше всего похожая на сгоревший гудрон. Но самым странным было совсем не это…        Линии, соединяющие шар с углами треугольника, пропали. И на их месте проступило что-то тёмно-красное, словно просочившееся сквозь холодный камень.        Однако эти пятна оказались далеко не единственными.        Вся стена вокруг сгоревшего знака была покрыта следами крови, давно засохшей и будто слившейся со стеной, кое-где пятна соединялись, образуя безобразные искривленные фигуры, протянувшиеся в некоторых местах до самого пола.        Постепенно, преодолев первое потрясение, я понял, что это. Кровь человеческих жертв - то, чем питается фаарг, не прошла сквозь портал. Вряд ли потому, что не могла пройти. Наверняка это задумывалось изначально. Просто я не понимал их целей. Кого их? На данный момент меня это совершенно не интересовало.        Внезапно мне стало плохо, и я понял, что причиной тому - дым, всё ещё продолжающий сочиться из стены. Дым другого мира. Я подумал, что если не уберусь отсюда в ближайшие полчаса, то могу вообще остаться здесь навсегда, остаться умирать у этой сгоревшей стены.        Я не хотел, чтобы этот дым пробрался в мою голову.        Осторожно спускаясь вниз по ступенькам, я впервые вспомнил о плече, сквозь которое прошёл коготь фаарга. Впрочем, неудивительно, ведь боли я всё равно не чувствовал.        И посмотрев на рану, в очередной раз убедился, что в этом нет ничего хорошего… Плечо вроде бы почти затянулось, однако так казалось только на первый взгляд. Я попробовал пошевелить им и не смог. Видимо, несколько костей всё же были сломаны, но самым противным оказалось вовсе не это…        Яд. Чёрный яд фаарга. Он медленно пропитывал рубашку, всё более разрастаясь в моём теле, стремясь добраться до сердца, захватывая всё новые и новые артерии. Предплечье левой руки потемнело, там была лишь мёртвая ткань, чернота неотвратимо подбиралась к пальцам. Я потрогал кожу на бицепсе и почувствовал, что она также отмирает, медленно отшелушивается, становясь совершенно бесполезной для отравленной плоти.        Не хотелось думать, что я умираю, однако так оно, по-видимому, и было. И если это не остановится в ближайшие часы, последствия будут неотвратимы.        Я вышел наружу. Похоже, это оказался какой-то другой выход, не тот, которым я попал в башню. Даже сквозь туман мне удалось рассмотреть, что это просто пролом в стене - к тому же всё вокруг покрыли многочисленные обломки белого камня с редкими вкраплениями сверкающего кварца. А ведь Спираль неба всегда считалась нерушимой, её стены не могло пробить ничто - по крайней мере, так мне говорили. Интересно, что могло вызвать такой обвал.        Какое-то гадкое чувство внезапно охватило меня, чувство полной потерянности и безнадёги. Я огляделся по сторонам и решил бежать отсюда как можно быстрее, наверное, портал до сих пор воздействовал на меня.        Но убежать я не успел. Из тумана медленно выплыла изломанная тень, будто сотканная из подъятой бураном пыли. Острые чёрные росчерки, пересекающие призрачное тело и налитые красным глаза не оставляли сомнений в том, кто (или, вернее что) остановилось передо мной.        Это был фаарг.        Перед смертью, а жить фаарги могут бесконечно долго, эти твари издают столь сильные эманации ярости и страха, да, именно страха, так как даже самый позорный кролик намного смелее их, что этот зов могут услышать сородичи на много тысяч миль вокруг. Правда, называть их сородичами по меньшей мере нелепо, ведь погибают они как правило исключительно друг от друга. Когда-то ходили легенды о каких-то странниках из пустыни, способных противостоять им, но я всегда считал это просто красивым мифом. Я же лишь чувствовал их, но никогда даже не представлял, как фаарга можно убить.        А теперь и эта моя способность была утеряна.        Мы стояли друг против друга, как вдруг что-то начало меняться. Фаарг начал медленно пятиться. В его красных буркалах я не мог ничего распознать, к тому же он старался отводить их от моих глаз, что казалось уже совершенно неслыханным. В том что фаарг боялся, не было ничего нового, но бояться одного-единственного человека, к тому же смертельно раненного - такой "гениальной" тактики я понять не мог.        А потом фаарг просто умчался, сорвался со всей возможной скоростью, оставив только стремительно исчезающий след в туманной мгле, только его и видели. Я вздохнул и устало опустился на холодную землю. Для одного дня событий мне хватило с избытком. Хотелось лечь и заснуть беспробудным сном, несмотря на то, что я уже неизвестно сколько провалялся на ступеньках в башне.        Но в моём случае долгий сон скорее всего просто перешёл бы в сон вечный - яд продолжал делать своё дело. Где искать противоядие, я не имел ни малейшего понятия, но лучше было всё-таки искать его. Если остаться лежать здесь, тогда я точно умру, а так есть хоть какая-то, пускай призрачная надежда, как мираж солнца где-то там, в глубокой пелене ночных облаков.        С трудом, гораздо большим, чем в прошлый раз, я поднялся на ноги и зашагал вперёд, в неизвестность.