Рожденные умереть

Рожденные умереть Автор: Nocturne копирование запрещено       Сидя один в пустой темной квартире, я торопливо дрожащими руками набираю эти строки, потому что хочу успеть предупредить (или предостеречь?) всех, с кем случалось подобное… Пока я еще не сошел с ума, пока меня не убили. Ведь цена знаний об истине - смерть. Хотя, как можно предостеречь от нашествия Зла? Как можно спасти тех, кто рожден, чтобы умереть?       Все началось с того… Пожалуй, придется писать сначала автобиографию, а это вам ни к чему. Скажу только, что я - полукровка, сын земной женщины и беспокойного демона. Вам нужны доказательства? Я - самое веское доказательство. Но все по порядку.       Моя мать - очень набожная, верующая женщина, поэтому она, слабо осознавая, кто ее ребенок и в чем его предназначение, всегда заботилась о моем спасении, взращивала мой дух в христианских заповедях, за руку водила меня в храм как можно чаще… Но теперь я понимаю, что все было напрасно. И всегда ЗНАЛ, что все это ни к чему не приведет…       Сколько полукровок не вытаскивай на Свет, они все равно возвращаются во Тьму.       Даже днем, когда спят, они грезят о Ночи. Со временем, мне стало ясно, что полукровки - это целая раса, пласт живых существ рожденных, чтобы умереть.       Итак, от обычной вечерней прогулки ранней осенью ничего интересного я не ожидал - оказалось, что интересное ожидало меня. Возвращаясь домой, я задумался над чем-то философским, а когда оторвался от раздумий обнаружил себя на "поляне сектантов".       Это удивило, потому что обычно я не хожу мимо того места - оно в противоположной стороне от моего дома.       Должен объяснить, что безобидная полянка с живописным нагромождением камней неподалеку от городской речки обязана своим прозвищем только образному мышлению наших дворовых пенсионеров. Эти почтенные люди с богатым жизненным опытом объявили, что такая куча камней не просто так лежит на песке, природа придумала ее специально для шабашей сектантов. А если их там до сих пор никто не видел… Ну значит плохо смотрели!       Так вот, вспоминая услышанные ранее во дворе пространные гипотезы относительно человеческих жертвоприношений, вызывания злых духов и черных месс на этой поляне, я забрался на скопление мшистых камушков и присел на один из них. Камень слегка покачнулся под моим весом. Тогда мне захотелось откатить его вбок, хотя бы для того, чтобы подкинуть пенсионерам новую задачу насчет изменения интерьера сектантами, и переместиться на нечто более устойчивое. Осуществив это намерение, я с удивлением увидел под камнем что-то светлое прямоугольной формы.       Темнота уже успела по-хозяйски расположиться в городе, но луна была полной и яркой, поэтому, наклонившись, я смог различить присыпанные землей листы бумаги, сложенные вдвое и завернутые в полиэтилен. Их было достаточно много, каждый содержал какую-то информацию, но лунного света не хватало, чтобы разобрать мелкий компактный почерк.       "Дневник, наверное… - подумалось мне, - и для кого бы эти письмена ни были предназначены, нашел их я". Далее Любопытство без колебаний моими руками схватило таинственные листы и моими ногами резво побежало домой.       Дома, сварив себе кофе и помешав его по привычке, по часовой стрелке и против, я уселся в любимое кресло и развернул полиэтилен: обычные листы А4, писали черной ручкой, почерк, скорее всего, женский - изящные, нервные буквы. Очевидно, писали второпях и не всегда на столе.       "Меня зовут Ли. 20 лет. Полжизни я прожила в оцепенении распланированного будущего под родительским крылом. Все эти годы знала только семейный долг, семейные обязанности и учебу. Относительно свободна бывала только по ночам, поэтому нередко прибегала к помощи развитой фантазии, чтобы хоть как-то разнообразить благопристойную жизнь девушки из интеллигентной семьи. Ночами я тайком убегала из дома, но чужого общества не искала, поэтому друзей, могущих рассказать вам, что "в последнее время Ли стала какой-то странной, отчужденной" не найдете. Гуляла по ночным кладбищам, аллеям парков, набережным, стараясь держаться в тени, т.е. искала наиболее пустынные места. Делала все то, что не нравилось родителям: слушала хардрок, панк, носила рваные джинсы и черные футболки, распускала косу, словом, упивалась малейшими проявлениями свободы и индивидуальности.       Болезненно переживала контраст между тем, какая я есть и тем, какой хочу быть.       В общем, обычная девчонка с непомерными требованиями к себе и к этому миру.       Перехожу непосредственно к сути - меня и особенности моей "двойной жизни" лучше всего охарактеризует дальнейшее повествование.       Кино всегда занимало особое место в списке моих предпочтений, особенно же я увлекалась ужастиками - запоем просматривала их, пытаясь найти фильм, который меня испугает или хотя бы заставит чувствовать себя неуютно. Чтобы мое существование не казалось мне таким ужасным. Правда, не очень преуспела в этом, в смысле качества просмотренных фильмов.       Заметила такую вещь: в картинах, что мне нравились (ставших классикой жанра, кстати), звучали саундтреки, от которых все холодело у меня внутри, это была настолько прекрасная музыка ужаса, она настолько точно передавала присутствие Зла, что однажды я заинтересовалась, кто же композитор, создавший ее? Каким же должен быть этот человек, чтобы воплотить в музыке такое?       Пока мой интерес носил пассивный характер, случилось вот что.       Я была дома одна, как всегда копалась в книгах и учебниках, кажется, искала что-то, когда в моих ушах или даже в сознании… трудно передать это… зазвучала дьявольская музыка! Та самая, под которую шагают на нас Темные легионы, суля все казни, та, от которой леденеет сердце любого смертного: мощная, всеобъемлющая, величественная, черная, жуткая, подавляющая, ядовитая, неземная… Примерно так можно описать ее. Под этот гимн преисподней явно слышатся уверенные пружинистые шаги адских тварей, их ехидный торжествующих хохот, шепот, скрежет, шорох, шипение уродливых тел, бряцанье оружия и еще много всего, чего я не могу ни забыть, ни описать.       С тех пор прошло не мало времени, но этот момент въелся в мою память: я стояла лицом к книжному шкафу и спиной к двери, как вдруг раздалась эта сверхъестественная музыка…       Внутри словно все оборвалось… Сердце гулко ухнуло куда-то в пол…Стало не хватать воздуха, волосы ощутимо зашевелились на голове, все тело будто изморось покрыла.       Но я все стояла и слушала и понимала, что они совсем близко… ОНИ УЖЕ ИДУТ!!!       Наконец, отчаянным усилием воли я сорвалась с места и непослушными закоченевшими руками стала искать маленький зеленый молитвенник, где собраны молитвы на все случаи жизни - его нигде не было! Пыталась читать молитвы вслух, но не могла вспомнить ни одну, да и язык отнялся… Никогда в жизни мне еще не было так страшно.       Помню, охваченная ужасом смотрела на иконы, моля о защите, и молитвенник нашелся. Прижав его к груди, пробежала по длинному неосвещенному коридору на кухню, схватила большой папин нож, вернулась в свою комнату и, упав перед иконами, стала читать молитвы, но дьявольская музыка продолжала грохотать в ушах, почти лишая сознания. И все же пока что меня никто не трогал. Нашла молитву Задержания и четко произнесла ее вслух… Шаги адских полчищ начали затихать, отдаляться… Но перестать молиться я боялась.       Вот так и нашли меня вернувшиеся родители: дрожащую, сжавшуюся в комок на полу со стиснутым в руке ножом и открытом на главе "На отгнание злых духов и о сохранении от дьявола" молитвеннике. Подняли на смех. И мне было вполне понятно, почему они ничего не видели и не чувствовали, точнее, мать, - насмешливый высокомерный взгляд отца красноречиво говорил об обратном.       Тут следует сказать, что ранее я не усматривала ничего необычного в том, что мои родители жили уединенно и ни с кем не общались, разве что по работе. Было и много других странностей в их поведении - это отдельная жуткая история. Главное то, что, получив доступ в Интернет, я занялась расследованием "Почему мы с родителями живем так, как живем? Почему они так себя ведут?" Эта деятельность потребовала многих усилий, но я без устали ночами собирала информацию, проверяла достоверность источников, сопоставляла факты и версии. Результатом расследования стало знание того, что мой отец - демон, а сама я - полукровка, от которой ожидается успешное продвижение дела Зла, соблазнение многих человеческих душ и самоотверженное служение Князю Мира сего…С чего я это взяла? Полностью совпали особенности нашего поведения, существования, способности, принципы, мысли, намерения с описанными в разных источниках: от древних религиозных трактатов до современной демонологии, психотерапии, экстрасенсорики, нетрадиционной медицины…Да, к моему ужасу, все сходилось, и теперь я чувствовала себя, как Маугли, который вышел из джунглей к людям и увидел, что то, как он жил до сих пор - совсем не норма! Наоборот, жуткая дичь!       Когда первое потрясение от осознанного миновало, я, конечно же, не собиралась делать то, чего от меня ожидали, поэтому продолжала жить, как жила. Вернее, не совсем так, ведь знание - подчас тяжкое бремя.       Прошло некоторое время, это происшествие стало постепенно тускнеть в памяти, и тогда случилось то, что и заставило меня поспешно изложить свою историю. Я чувствую, что должна написать это, должна успеть - возможно, кому-то поможет мой опыт.       Итак, в то время как я затеяла новое расследование "Кто автор дьявольской музыки, как он создал ее и что ожидает людей, которые ее слышат", неожиданно мне явилась потусторонняя тварь.       Это произошло во время моей обычной вечерней прогулки ранней осенью…       Тут я невольно вздрогнул: точно, как у меня! Чего же ждать в дальнейшем?! Чтобы успокоиться, я залпом выпил позабытый, уже остывший кофе, встал, подошел к бару, разминая затекшие конечности, и налил себе грамм 150 джина, тоже выпил залпом, и, ощутив, как знакомое тепло разливается по телу, вернулся к чтению.       …когда я шла по мосту, как обычно, прячась от надоедливых взглядов прохожих, а потом, устав слушать обрывки их разговоров и грохот проезжающих машин, спустилась вниз, к реке, по крутым каменным ступеням и медленно пошла вдоль берега. Тут, под мостом, вечер казался более уютным: не было видно окон, ржавого света фонарей, машин, любопытных взглядов, и темнота была гуще. Под ногами хрустело битое стекло. Обрадовало то, что кругом больше никто не прогуливался.       Когда я проходила под мостом, мое внимание привлекла четкая надпись синей краской на серой стене канала "soir". Это натолкнуло на размышления: почему вместо обычного мата, смехотворных признаний или названий хардроковых бэндов на грубой стене загадочно и лаконично красуется слово "вечер"? Остановилась. Похоже на приветствие или приглашение… И вдруг мне стало страшно. Мгновенно, словно играя в компьютерную игру, я охватила пространство вокруг себя тревожным внимательным взглядом: справа - каменные ступени наверх, впереди - густые кусты, на которые фонарь накинул полукруг желтого света, слева - река.       Где-то вверху были люди, машины, но я уже ничего не осознавала: нестерпимый страх пронзительно тонко звенел в ушах, жесткой тяжелой лапой закрывал ноздри и рот, до предела ускоряя пульсацию крови. Прошла минута. Протянулась обжигающим холодом по жилам. Это далеко от реальности, знаю, но наконец, из кустов вышел тот, кого я неосознанно ждала… Еще минуту назад это место казалось мне уютным… Теперь не имеет значения, что это было за место - в тот момент оно стало выходом из другого мира.       Он выходил ко мне, не спеша: куда я денусь от него, слабое жалкое создание…       Знаете, какие шаги у Зла? Упругие, крадущиеся, равномерные, их не остановить, не заглушить, и с каждым шагом сердце замирает, мертвея…       И вот я уже с глазу на глаз с воплощенным Злом - зверь на голову выше любого высокого мужчины и гораздо шире в плечах, мощнее. Острые клыки угрожающе поблескивают на морде ночного хищника, а главное, Он - сверхъестественное, то, чего нет в природе… Вервольф. Сама не знаю, откуда я это знаю. Он пришел убить меня.       Моя рука молниеносно рванулась к груди: распятие! Тут вервольф предостерегающе поднял лапу, и ужасный скрежещущий голос резанул воздух: "Подожди! Не стравливай меня с Иисусом! Я только скажу: Он тебя не спасет - мы выбрали тебя и не отступимся. Твоя жизнь давно превратилась в борьбу, изнуряющую и бесполезную - так не пора ли сдаться?"       - Кто послал тебя? - спросила я, выступая вперед.       - За тобой скоро придут, - и вервольф растворился в воздухе, не ответив на вопрос.       …Не помню, как возвращалась домой. Только с тех пор мое расследование стало для меня самым важным заданием.       Знаете, однажды я отбила у кошки мышонка, он дрожал от страха и тоненько попискивал. Помню, взяла в руки крошечное создание, увидела на его серенькой шкурке кровавые следы от кошачьих зубов. Содрогнулась от жестокости замысла Творца, его порядка. Долго выхаживала бедную мышь, но ее раны на спинке все не заживали, и она погибла. Было жаль до слез. Тогда, оказывая ей помощь, я чувствовала себя значительной величиной в этом мире, великодушным существом, способным кому-то сострадать, помочь… Теперь, я понимаю, что сама стала этой несчастной, загнанной в угол мышью. По крайней мере, так я себя чувствую в последние дни…И на помощь никто не придет, наоборот, стоит мне заговорить о том, что происходит - упекут в психушку чего доброго…       Итак, мне удалось узнать, что саундтреки из моих любимых ужастиков похожи друг на друга не просто потому что мне так кажется - их написал один и тот же композитор, Иеремия Злотник. В Интернете я нашла только его имя, фильмографию да предложения продать некоторые из его произведений. Кроме того, узнала, что этот талантливый человек начал сочинять музыку уже в 8 лет, стал автором музыки к более чем сотне фильмов (и все те, которые я видела, мне нравились! Каждый я считала образцом качественной кинематографии). Забавно, Злотник родился в один день с Куртом Кобейном, а умер в один день с четырьмя другими великими композиторами. Больше ничего найти не удалось.       Создалось впечатление, что тут что-то не так, если нет даже упоминаний в прессе… А ведь личность весьма незаурядная!       Я по-разному формулировала запросы, часами просиживала в Сети, но моя отчаянная любознательность, так и не была удовлетворена. Это подогревало интерес еще больше.       Интернет выдал мне только учителей и учеников Злотника. К сожалению, учителя уже умерли, но с любимым учеником композитора мне удалось связаться. Разумеется, сначала он крайне неохотно шел на контакт, не желал обсуждать с посторонним человеком покойного учителя, а, возможно, просто боялся… "Полукровка" - сказала я ему вместо долгих просьб и объяснений. Он, Марек Белов, согласился поговорить. Конечно, пришлось очень постараться, чтобы заслужить его доверие - я предоставила ему всю информацию о себе, какую он хотел получить, рассказала, в чем дело и убедила его, что тоже не заинтересована в огласке. Сначала общались в онлайне, потом назначили встречу (вот и мой английский пригодился!).       Встретились на непопулярном кладбище за городом, я пришла с букетом белых цветов.       "Smart girl! I didn't foreseen this!" - с улыбкой сказал он мне, кивнув на цветы. Приятный пожилой человек в элегантном сером костюме-тройке, эдакий европейский джентльмен, вежливый, спокойный. Его привезли на темной машине с тонированными стеклами, а может, и сам приехал.       Сели на скамеечку у могилы какой-то студентки. Разговор передавать не буду, только его итог: Белов, действительно, подозревал, что временами Злотник пишет музыку по какому-то наитию, он часто украдкой наблюдал за работой своего учителя, и ему казалось, что ноты композитору кто-то диктует, и Злотнику даже не приходится задумываться над построением композиции. Остается только быстро, в необычайном волнении записывать. Нет, он ни в коем случае не имеет в виду, что Злотник на самом деле плохой композитор - напротив, он сверхъестественно талантлив, но вы же слышали его музыку, дорогая? Тогда вы отлично понимаете, о чем я. Белов решил, что его учитель - музыкант дьявола не просто так, этому предшествовала череда странных событий: один за другим погибли три его ученика, которые, алча славы учителя, тайком решили выдать некоторые написанные, но неизданные его творения за свои. Он, Белов, знал о заговоре, но отказался участвовать в нем. И молодые амбициозные композиторы умерли, кто от несчастного случая, кто от непонятной болезни. Возможно, это просто совпадения… Сам Злотник несколько раз попадал в аварии, но чудом оставался невредимым даже там, где страдали все остальные. Должно быть, дьявол защищал своего избранника до поры…       И все же Злотник был добрым человеком, только замкнутым, он редко покидал свой загородный особняк, больше похожий на замок, его всегда что-то тревожило, он не знал покоя. Одевался небрежно, волосы собирал в хвост, и вообще ни о чем светском не заботился, только музыкой Злотник был поглощен полностью.       Однажды, в минуту отчаяния, учитель признался Белову, что его шантажирует сам дьявол: грозится убить сначала его семью, потом самого композитора, если он откажется писать и исполнять музыку преисподней, призванную приблизить Апокалипсис: когда люди слышат ее, Зверь прочно поселяется в душе каждого, и на Земле множится Зло.       И лишь немногие одержимые дьяволом способны бороться с ним, иначе же Зверь вырывается на свободу, и человек начинает делать то, чего делать не хочет, происходят нечеловечески жестокие убийства. Да, ужасно, но как бы вы поступили на его месте?       Нет, он не вел дневник, потому что боялся, что когда-нибудь его прочтут, узнают о преступлении Злотника и дьявол расправится с теми, кто узнал.       Как он умер? Непонятно, думаю, сам дьявол убил его иначе как объяснить проступившие на теле после смерти буквы LCF?Их видели только жена Злотника, его дети и я, и все мы, не сговариваясь, решили, что это сатанинская печать: Lucifer… А потом труп рассыпался в прах, буквально, в течение 10 минут после смерти! Разумеется, мы объявили всем, что великий композитор скончался от сердечного приступа.       Потом Марек Белов словно чего-то испугался: метнул дикий взгляд на надгробную статую девушки, у могилы которой мы сидели, вытер платком вспотевший лоб и, попрощавшись со мной, торопливо зашагал к выходу.       Я посмотрела ему вслед, а потом перевела взгляд на статую: мраморные глаза смотрели прямо перед собой, но, казалось, они видят меня, они ожили! Широкий рот искривился в злобной усмешке… Может, мне показалось, но скульптура девушки с издевкой чуть наклонилась ко мне, и я ощутила, как непомерная тяжесть ее смертных страхов, боли, скорби ложится на душу… "Смерть никогда не приходит вовремя, дорогуша", - равнодушно сказала я ей, превозмогая страх, отвернулась и тоже пошла к выходу. Белые цветы положила на скромную могилу какого-то иеромонаха.       А на следующий день прочитала в Интернете, что талантливейший ученик Иеремии Злотника умер от разрыва сосудов в мозгу, наступившего вследствие асфиксии…       Сижу в пустой темной квартире, слушаю музыку Злотника и размышляю: какая между нами взаимосвязь, если его музыка пришла в мою жизнь как послание, а прозвучала смертным приговором?       Очевидно, что следующей умру я. Сегодня вечером смерть приходила за мной: кто-то постучал в дверь, я открыла... на площадке никого не было. И самое странное, что кроме меня, никто из присутствующих ничего не слышал. В первые мгновения было страшно, но потом я смиренно бодрым тоном признала: "Ну вот, кажется, моя смерть пришла!" Договорила и ощутила историчность этого момента: словно со стороны услышала настойчивый стук и увидела себя одну на пустой лестничной площадке…       На этом записи Ли обрываются. Какое-то время я сидел ошеломленный и похолодевший, потом нахлынули мысли: жива ли она еще? и кто, интересно, спрятал эти записи? Белов умер, потому что рассказал все Ли? какая у меня взаимосвязь со всем этим?!       Поддавшись панике, я бросился по следам Ли, и с тех пор моя жизнь тоже стала расследованием, причем не только ради собственного спасения: мне хорошо известно, что от происков дьявола страдает и гибнет множество людей, полукровок…       …Пальцы дрожат, мысли путаются. И ты жадно глотаешь сорокаградусные напитки, пытаясь унять внутреннюю дрожь, мощно сотрясающую тело. Но тщетно. После очередной бессонной ночи бродишь по квартире, сердито разгоняя предрассветные тени…       Ты ищешь, ищешь информацию, доказательства, расталкивая локтями назойливую повседневную суету, кропотливо отсеиваешь факты из пестрой массы мнений, впечатлений, домыслов… Пытаешься сложить их в одну картинку, не получается, все расплывается, теряется, остается только неотвязная мысль о том, что все это - плод твоего собственного воображения, что ты - параноик, шизофреник… И что бесполезно пытаться что-либо изменить, потому что все мы - рожденные умереть.