Омерта. Мёртвые

Омерта Мёртвые Автор: Виктор Дакруа копирование запрещено          Серебряный свет застывших звёзд падал на чёрные кроны спящих деревьев. Дорога была похожа на чрево бездонного колодца, протянувшегося глубоко во тьму. Колодца, на дне которого едва светились глаза ослеплённого ночными тенями рассвета, казавшегося таким недостижимым в лесу, переполненном шёпотом блуждающего эха.        По кромке шоссе шёл человек, и, казалось, его ничего не пугает и особенно не волнует. Время от времени он переводил взгляд на небо, и непонятно было, что он там видит такого хорошего, что смотрит снова и снова.        Наверное, он просто видел там небо. Чистое звёздное небо.        Путник остановился у высокого тополя, и перевёл взгляд в густое сплетение ветвей. Чаща, расстилавшаяся перед ним, казалась непролазным буреломом, способным остановить любого, будь то человек или зверь. Но всё равно видно было, что он твёрдо собрался туда вступить.        Внезапно свет фар разрезал темноту, и на шоссе появился автомобиль. Он почти проехал мимо, но потом водитель приметил фигуру на обочине и остановился. Дверца открылась, и из машины вышел грузный полицейский, посвечивая перед собой фонариком.        Полицейский медленно, с важностью, подошёл к человеку, застывшему на месте.        - Cэр, у вас какие-нибудь проблемы?        Незнакомец не отвечал. Коп посветил прямо ему в лицо, и повторил вопрос, но уже гораздо более громко и сердито:        - Сэр, у вас проблемы? Мне бы хотелось, чтобы вы ответили. Или вы немы?        - Нет, офицер, никаких проблем. - ответ прозвучал сиплым и немного раздражённым голосом человека, желающего, чтобы его оставили в покое.        Но полицейский, по-видимому, этого даже не заметил.        - Куда вы направляетесь?        - Вообще-то, я просто ищу место, где бы переночевать этой ночью.        - Только не говорите мне, что собрались ночевать в лесу.        - Нет, офицер, не собрался.        - Ладно. Ваше полное имя и место жительства.        - Лорен Дамиен Флетчер. Живу в Рэйнхарте, это…        - Спасибо, я знаю, где это. Почему вы оказались так далеко от своего города?        - Ну, я… - незнакомец замялся. - Я направляюсь к брату.        - Где он живёт?        - Санрайз.        - И вы пешком собрались во Флориду из Рэйнхарта, я вас правильно понял?        - Ну, это не так уж далеко. К тому же, я хотел словить попутку.        Лицо полицейского немного смягчилось.        - Ладно, считайте, что вам повезло. Вы её словили. Я могу довести вас до ближайшего отеля, чтобы вы там переночевали.        - Да нет, офицер, не стоит.        - Это совсем рядом. Но пешком идти примерно полчаса, не меньше. Так что давайте, садитесь. Я всё равно еду в ту сторону.        - Офицер, я же сказал. Не надо.        Голос, которым это было сказано, заставил копа насторожиться.        - Садитесь в машину. - сказал он тоном, не предвещавшим ничего хорошего.        После этого незнакомец стал пятиться, всё больше и больше приближаясь к валежнику, преграждавшему путь вглубь леса.        - Немедленно садитесь в машину! - прокричал полицейский, опуская руку к кобуре.        Однако было уже поздно. Кажется, он понял, что ни в какой отель его не собирались отвозить с самого начала, или понял что-то другое, из-за чего так быстро бросился в лес, рискуя сломать себе ногу при падении с нагромождения сломанных ветвей. Ему повезло, он упал с другой стороны валежника, лишь слегка потянув лодыжку.        После этого незнакомец, не разбирая дороги, бросился вглубь леса.        Полицейский почесал пальцами у виска и хотел было объявить по радио в розыск этого Флетчера, но потом что-то заставило его передумать. Мало ли психов, кроме этого, бегает сейчас по лесам?        Он бежал, натыкаясь на шершавые стволы, постоянно падая, но просто не мог остановиться. Сперва он думал, что полицейский преследует его по пятам, и вот-вот готовился получить пулю в спину. Но потом, когда понял, что за ним никто давно уже не гонится (и вообще не гнался), всё равно продолжал мчаться с той же скоростью. Может, сама аура ночного леса вгоняла его в ужас, неизвестно.        Его руки постоянно шарили в воздухе, будто что-то искали, но натыкались только на колючие ветви, оставлявшие кровавые следы на ладонях…        Флетчер не знал, что именно он хотел здесь найти, но всё больше убеждался в мысли, что не найдёт ничего.        В конце концов он присел у ствола высокого клёна, окончательно выбившись из сил. Перед глазами всё плыло, словно он побывал на большой глубине, наглотавшись при этом солёной воды. Во рту чувствовался слабый медный привкус.        Он закрыл глаза и постарался хоть ненадолго отрешиться от своих переживаний.        Успокоиться, избавиться от мыслей, съедающих его мозг изнутри, как раковая опухоль. Крепко прижав ладони к ушам, Флетчер уткнул лицо в колени, и в таком положении погрузился в некое подобие сна.        Тихое шуршание хвои накладывалось на беспокойную тишину, прерываемую еле слышным сдавленным шёпотом. Новые капли смолы вытекали на те, что уже успели застыть, такие же тягучие, как слёзы из незаживающей раны мёртвых глаз…        Глаз, которым никогда не увидеть солнца…        Шаги… Они похожи на шелест падающих листьев, осыпающихся с крыши ветхой хижины. Это и есть только лишь шелест, ничего больше. Здесь нет чужаков, он один в этом заброшенном месте.        В окно робко пробивался ещё слабый утренний свет, зайчики прыгали по стенам, наполняя комнату (если конечно это можно было назвать комнатой) неким подобием уюта. Он открыл глаза и огляделся вокруг. В голове бродили странные мысли, будто он кого-то ждёт, но не знает точно, кого именно. Только чувствует, что ждёт всем сердцем, и не успокоится, пока не дождётся.        Он выглянул в окно. Видимо, это опушка леса. Всё вокруг казалось прекрасным, сплетённым из нежных красок весны, воцарившейся вопреки тёмной осени. А на небе даже облаков не было.        И всё-таки что-то казалось неправильным. Не таким, каким должно быть. Он подошёл к зеркалу, встретив настороженный взгляд собственных глаз. А потом всё застыло.        Что-то тревожное повисло в воздухе.        В конце концов он махнул рукой и решил выйти на улицу, чтобы просто насладиться природой. Но уже открывая дверь, он почувствовал какие-то изменения, ощутил их почти физически. И хуже всего было осознавать, что…        Краем уха услышав какой-то звук, Флетчер резко обернулся к хижине. И тут же пожалел о своём излишнем любопытстве.        Это был скрип. Об единственное окно хижины скреблась истекающая кровью рука, оставляя грязные багровые следы на тусклом стекле.        А потом всё окно стало красным…        Он проснулся и тут же прижал ладони к глазам, чтобы только не видеть, не видеть этого… Но потом почувствовал под собой холодную землю, жёсткое дерево за спиной, и понял, что это уже не сон.        И всё-таки какой-то шум был. Нет, не скрип, что-то другое, приближающееся к нему с каждой минутой. Его глаза напряжённо всматривались во тьму, но совершенно ничего не видели. На несколько мгновений он даже подумал, что ослеп, но постепенно различил кривые серые росчерки ветвей, как ожоги от лучей упавшего солнца. И на их фоне постепенно начали проявляться силуэты.        И после этого он начал ощущать запах. Запах сырой земли и разложившейся плоти, запах гниющих костей. Этот запах заполнял всё.        Как ни странно, он сейчас не мог думать ни о чём, кроме того сна. Не давал покоя вопрос: почему всё так изменилось, почему что-то было не так? В чём здесь дело? …один из мёртвых остановился напротив него.        Всё, произошедшее после этого, вместилось всего в несколько минут, но в сознании Флетчера растянулось на долгие, долгие… Часы? А может века? Неизвестно. Ведь сознание - это совершенно другая субстанция, существующая вне реального времени. В нашем сознании возможно всё - перемещение сквозь годы, тысячелетия и даже миры. Причём никто не знает, какой из этих миров, эдаких пространственно-временных слоёв существует на самом деле. А может и никакой не существует. Сны - это всего лишь грань на одном из миллионов изломанных осколков. Того, что мы называем вселенной.        А может, такие же вселенные каждый день умирают в наших глазах? Утекают вместе со слезами, или же растворяются в чёрных мыслях? Или вообще с каждым нашим словом?        Но это тоже не реально. Мы просто в это не верим. Мы ни во что не верим, кроме того, что рано или поздно все умрём.        А что если мы и так давно уже мертвы? Кто сказал, что наше время и пространство самое правильное? Наш Бог? Бог, распявший на кресте собственного сына?        И неужели он не может быть лжецом?        …один из мёртвых остановился напротив него и Флетчер поднял голову. Луна спряталась за рваной пеленой туч, за несколько часов собравшейся на небе, и только отдельные блики призрачного света просачивались на землю, словно капли неумолимо тающего светила. Тем не менее, видно было достаточно.        Его глаза смогли рассмотреть лишь какие-то обрывки, не в силах охватить целого. Тогда он мог просто сойти с ума (если уже не сошёл, конечно). Флетчер поспешно зажмурился, но перед его взором всё ещё стоял вытекший на щёку глаз стоящего перед ним. Глаз, продолжающий шевелиться, ведь именно им он смотрел.        Но запах нельзя отогнать закрытыми веками. И звук тоже.        - Ты не должен здесь находиться. - рот говорившего казался забитым сырой землёй. - Убирайся прочь…        От неожиданности он приоткрыл глаза, но тут же отвернулся. Сердце готово было выскочить из груди, и он уже почти ничего не соображал. Однако сказать всё-таки смог: - Я ищу здесь… - все мысли как бы спутались в кровавый сгусток. - Ищу мою…        - Они мертвы. А ты нет. Убирайся…        Рука Флетчера медленно опустилась в карман, нащупав рукоятку ножа. Теперь им вновь завладела холодная ярость, вытеснив прочь все остальные чувства, включая и страх тоже.        - Я вижу дождь в твоих глазах. И кровь на твоих руках. Ты не пробовал смыть одно другим? Тогда возможно придёт покой.        - Я не хочу тебя слушать. - теперь и в голосе Флетчера проскальзывала злоба. - Ты… Но слов уже не было. Теперь у него осталась только ненависть, как случалось не раз за последнее время. Единственное, чем он мог воспользоваться.        Как в полубреду, совершенно не понимая, что он делает, Флетчер по самую рукоятку погрузил лезвие в тело говорящего с ним. Однако ничего не произошло. И тогда вернулся страх.        Флетчер рухнул на колени и только ползком смог двинуться прочь, перебирая руками холодную землю. Он полз, не разбирая дороги, стараясь не обращать внимания на силуэты, выступающие из темноты, на мокрые хлопья бледного тумана, на запах разложения, забивающий его ноздри. Просто полз, стремясь оказаться как можно дальше от этого места, от этих фигур, неотвратимо нависающих над ним. Он не видел, что никто и не собирался его преследовать. Все остались на своих местах, а некоторые не проводили его даже взглядом. Те, у кого ещё оставались хоть какие-то взгляды.        Через несколько метров Флетчер всё-таки смог подняться на ноги и уже бегом бросился дальше… Но тут же остановился - несколько качающихся мертвецов надвигались прямо на него. Со всех сторон в его уши вползал шёпот, повторяемый десятками голосов: "Убирайся, убирайся… УБИРАЙСЯ!". И в конце концов рассудок просто не выдержал.        И даже когда он упал, потеряв сознание, в его голове продолжал гулять шелест листьев, потревоженных их спотыкающимися шагами…        К утру листья полностью покрыли под собой раны, оставленные на холодной земле.        Непроглядная чернота понемногу начала разбавляться пятнами бордового, а затем красного цвета. Больше всего они походили на медленно испаряющиеся следы крови, но затем краснота затянула всё вокруг, переходя в цвет, близкий к оранжевому.        Теперь это была кровь, исчезающая с поверхности восходящего солнца.        Флетчер медленно приоткрыл глаза, прикрывая их ладонью от ярких солнечных лучей. Утро уже полностью вступило в свои права, наполнив лес пением пробудившихся птиц и жужжанием беспокойных насекомых. Однако он почему-то не чувствовал ничего, хотя бы близко похожего на покой.        Оказалось, что он сидит на обочине шоссе, приблизительно около того места, где и вступил в лес. Как ни странно, Флетчер сейчас даже не особо задумывался о том, как он здесь оказался - события предыдущей ночи превратились для него в плохо запомнившийся сон, наполненный размытыми образами, мало для него значащими. Он думал о другом.        О том, что предшествовало встрече с мёртвыми. О той самой хижине и почему всё так резко изменилось? В чём причина? И именно это место казалось ему реальностью. Реальностью, от решения вопросов в которой зависит всё.        Флетчер поднялся на ноги и двинулся по кромке шоссе вдоль лесной линии. Теперь он уже не стремился опять войти в чащу, он знал, что ответов там не найдёт. И не хотел никого больше тревожить.        Прошёл примерно час, а он всё продолжал идти по обочине, изредка бросая случайные взгляды в сторону тесно сплетённых деревьев. Было уже около восьми утра судя по положению солнца, однако машин на дороге всё не появлялось. Все как будто вымерли, но ему никто и не был нужен. Он просто шагал, наслаждаясь одиночеством и тёплым осенним ветром.        В конце концов лесная полоса начала понемногу редеть, деревья сменяться высокими кустарниками, впереди показались очертания низких строений. Похоже на тот самый отель, о котором говорил полицейский. То происшествие, казалось, произошло год назад, или вообще в другой жизни. Однако насчёт отеля коп всё-таки не соврал, и теперь он по крайней мере сможет хоть немного отдохнуть.        Но, подходя всё ближе к строению, он сперва удивился, а потом даже немного испугался того, что представало его глазам. Это оказался вовсе не отель, как он подумал вначале, а какая-то придорожная забегаловка, предназначенная по-видимому для водителей-дальнобойщиков. Вряд ли кто-нибудь ещё станет здесь останавливаться.        Окна были маленькими и какими-то совершенно тусклыми и грязными, все в белесых потёках и разводах. Входная дверь беспокойно болталась, держась всего на одной оставшейся петле. Стены оказались тоже совершенно неприглядными, раскрашенные в безобразных иероглифах граффити, нанесённого чёрной краской, что придавало зданию ещё более угнетённый вид.        Когда Флетчер подошёл всего на полсотни метров к двери, та распахнулась, и из тёмного помещения вышел человек. Больше всего он был похож на плохого студента, бросившего учиться и сбежавшего куда подальше из родного города. Лицо покрывала многодневная щетина, в голубых глазах скрывалась неприкрытая злость. Казалось, всё что он видел, вызывало в нём раздражение. Одет он был в грязные полинявшие джинсы и тёмную футболку, порядком вывалянную в пыли. Флетчер хотел было пройти мимо, но его остановил грубый голос незнакомца:        - Эй, чувак, ты не знаешь, какого хрена здесь происходит?        Он обернулся:        - А что, собственно происходит.        - Здесь никого нет. Все как будто сбежали. Даже в кассе ни черта не оставили, козлы.        - Не знаю, я здесь проездом.        - Так уж и не знаешь? - на его противном лице заиграла тупая ухмылка, выдаваемая по-видимому за хитрый прищур. - А может, всё же знаешь? Здесь что, карантин?        - Нет, здесь кладбище. Кладбище, которое никто не посещает.        Флетчер сам не знал, как у него вырвались эти слова. Но теперь они казались ему более чем правильными.        Ухмылка сменилась недоумённым выражением, впрочем ничуть не менее тупым. Недоумок схватил его за руку и принялся трясти:        - Что? Какое кладбище? Что ты…        - Не здесь, в лесу. Больше я ничего не знаю, так что лучше отпусти.        - В каком лесу?        - Отпусти, живо! - с этими словами Флетчер вырвал свою руку из скользких пальцев парня, при этом пройдясь ладонью по его рёбрам.        - Чёрт! - парень схватился рукой за бок. - Ты, придурок, какого хрена? - Что такое? - спросил Флетчер. - Мне сломали ребро, когда я был защитником. - его лицо скривилось.        - Ты играл в футбол? - Флетчер осмотрел его хлипкую фигуру с головы до ног. - Знаешь, если честно…        - И ты сейчас же извинишься.        - Ну, извини. - сказал он, собираясь развернуться и идти подальше отсюда, но визгливый голос парня снова его остановил:        - Нет, не так. Во-первых, ты скажешь пожалуйста, а во-вторых, станешь для этого на колени.        На это Флетчер ничего не ответил. Он постоял ещё некоторое время, глядя на него недоумённым взглядом, а потом просто двинулся прочь, не оборачиваясь.        - Эй, ты, а ну остановись. - а через несколько секунд это вообще перешло в крик. - ОСТАНОВИСЬ, НЕ ТО БУДЕТ ХУЖЕ!        Но Флетчер продолжал идти дальше, даже не оглянувшись. Он прошёл ещё пару шагов и… Раздался выстрел.        Оказалось, что у парня был пистолет, непонятно, где он его раздобыл, но факт оставался фактом. Флетчер коснулся рукой груди, а потом небо поплыло перед его глазами.        И даже когда всё вокруг затянула чернота, он всё ещё был уверен, что это всего лишь глупый сон…        …а горизонт оставался таким же чистым, не запятнанным ни единым случайным облачком.        Снова хижина, и лучи яркого весеннего солнца, заглядывающие в маленькие, уютные окна. Только теперь всё казалось совершенно другим. И главное, что в воздухе не висели мрачные тени усиливающейся тревоги.        Он приподнялся на кровати и выглянул в окно, любуясь чистотой утреннего леса. Где-то там, в лесу бродили те, кого он ждал и надеялся увидеть ещё раз, ещё хоть раз ощутить тепло их рук и глаз. Он не знал, откуда ему было это известно, и не думал об этом. Наверное, он просто верил.        Ведь никто не мёртв до тех пор, пока не мёртв в нашем сердце.