Готика

теперь я бессмертный,
но ненастоящий.
я прячусь от света,
и даже ночами
несчастен в угаре
сомнительных оргий,
когда наступает
безудержный голод,
и новая жертва,
почувствовав силу,
возносится к небу
крылатым посыльным.
ещё не обсохнув
от собственной крови,
рисует на окнах
случайных построек
обман силуэтов.
и, видимо, скоро
появится где-то
потерянный город.